Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Accept



Бессмертные металл-машины



Prologue
Год две тысячи двадцатый стал для многих настоящим ударом под дых, который вывел из равновесия целые континенты, не то что жизненные установки и привычки отдельных представителей человечества. Многое изменилось, немало придётся забыть, если не навсегда, то на долгое время. Отдельный вопрос, который интересует нас, как любителей музыки — что станет с индустрией в ковидную эпоху? Отсутствие крупных концертов, фестивалей и международных туров ставит под удар не только группы среднего звена, но и мастодонтов индустрии, которые, казалось бы, уже заработали себе на безбедную старость. Невеселые размышления о грядущей судьбе тяжёлой музыки можно услышать практически в каждом интервью. Впрочем, далеко не все музыканты повесили нос и приготовились рыть себе могилу. Некоторые, вроде Вольфа Хоффмана, еще хорохорятся и сквозь зубастую улыбку заявляют во всеуслышание, что они слишком уж матерые, чтобы вот так просто сдаться...
Пообщались с Вольфом мы в начале декабря, и его пусть сдержанный, но заразительный оптимизм заставил поверить, что, по крайней мере, у больших имен в музыке дела обстоят не так уж и плохо. Лидер германской металл-машины рассказал о том, как им пришлось завершать запись альбома и снимать новый клип во время внезапно приключившегося локдауна, поделился своими опасениями и надеждами на будущее, и заодно ответил на немало любопытных вопросов из истории группы.
Accept
Как поживаешь?

У меня все хорошо. А ты где?

Я в Москве, и, на самом деле, тут довольно холодно. А ты сейчас в Германии?

Нет, я во Флориде, и тут весьма тепло.

А, вот оно как. Хорошо тебе, а у нас тут где-то минус десять. Мороз.

Ууу, какой кошмар!

Ну да, особенности нашей погоды, так сказать. Ничего нового.

Да, я знаю. Для вас, ребята, это нормально.

Давай для начала поговорим про ваш новый альбом. Думаю, фанаты очень его ждут и хотят услышать. Они уже смогли оценить пару синглов, но интрига, тем не менее, сохраняется. Что ты можешь рассказать о стиле этого альбома? Есть ли у него некая основная идея, откуда пошло название, о чем все это дело вообще?


Ну, на самом деле, это просто набор новых песен. В конце концов, мы никогда не пишем концептуальные альбомы. Мы назвали его "Too Mean to Die", потому что это показалось нам весьма подходящим утверждением в наши безумные времена, знаешь ли. Естественно, к этому не нужно относиться с какой-то особой серьезностью, мы просто говорим миру о том, что мы — бессмертные металл-машины, которые невозможно убить. Мы подумали, что это будет куда прикольнее, чем делать какой-то серьёзный альбом или даже песню про корону. Понятное дело, времена сейчас совершенно сумасшедшие, но мы подумали, что фанатам будет приятно получить от нас материал более развлекательный, нежели что-то чересчур серьёзное и угрюмое.

Я согласен. А эта самая змея с обложки? Это просто крутецкий металл-символ и ничего больше?

Совершенно верно. Ничего особенного за ним не кроется. Просто что-то, что хорошо подходит названию пластинки и все. Мы хотели выбрать простое символическое изображение для нашей обложки, как мы неоднократно делали в прошлом, по типу Metal Heart, Blood of the Nations... Такие вот простые, но яркие образы.

Вообще, когда я пересматривал вашу дискографию, в частности обложки, я заметил интересную вещь: у классических альбомов на обложках были в основном фотографии, также как и на Blood of the Nations, но сейчас вы переключились на трехмерную компьютерную графику. Это просто веяние времени или что?

Да, это просто те инструменты, которые мы имеем в своём распоряжении. И, если задуматься, для пластинки Metal Heart очень подошло бы цифровое изображение, вот только тогда цифровых изображений особенно не было, поэтому нам ничего толком не оставалось, кроме как создать полноценную модель этого самого сердца и сфотографировать ее. Хоть это и сложно себе представить, но были времена, когда не было компьютеров.

Но в любом случае, это серд
Accept
це сейчас - настоящий и осязаемый исторический артефакт.

Недавно вы выпустили новый клип "The Undertaker". Любопытная работа с традиционным акустическим вступлением и тяжёлыми риффами после. Что ты скажешь насчёт этой песни? Есть ли у неё какой-то особенный смысл, который вы хотели передать своим слушателям и зрителям? Потому как главный герой этого видео довольно, так скажем, неоднозначный персонаж, и занимается он не самыми пристойными вещами.


Само собой, да-да. Вообще сама песня пошла от стихотворения Марка Торнилло, он сначала написал текст, чего он практически никогда не делает. Но в этот раз, когда я писал песни, я спросил его, есть ли у него какие-то идеи, или тексты, что-то, что я мог бы использовать для вдохновения — тогда Марк предложил мне текст "Могильщика", и он меня заинтриговал. Слова пришлись мне весьма по душе, и я сочинил под них музыку. Вообще, если говорить об этой композиции, у меня сразу сложился образ персонажа из старого кино, вестерна, к примеру, такого, одетого в чёрное, пугающего персонажа. Так что я написал музыку уже для готового текста, и, когда пришло время снимать клип, мы отправили песню в видео-агентство, и они уже придумали основную концепцию со страшным мужиком, танцующим с мертвым телом и все такое. По мне, это все охренеть, как круто. Мне понравилось.

А что насчёт места, где снималось видео, так какой-то заброшенный особняк фигурирует. Где это?

Это снималось в Польше. Как ты помнишь, никто толком не мог никуда ездить в те дни, поэтому продюсеры отсняли основную часть в Польше, где они живут, а мы сами сняли те кадры с группой на кладбище в Нэшвилле, Теннеси, на историческом кладбище Гражданской Войны.

То есть, получается, что группа и герой видео снимались в разных местах? Это забавно, при том, что клип выглядит довольно цельным и органичным. Я бы даже и не догадался, если бы ты мне не рассказал об этом.

Я бы даже сказал, на разных континентах, если подумать. И именно по этой причине Уве не появляется в клипе, потому что он не смог приехать на съёмки ни туда, ни туда.

Да, я как раз хотел спросить, почему его там нет. Кстати, ты знаешь, как он там поживает? Я слышал, у него какие-то проблемы со здоровьем.

Да, у него проблемы с ногой после этой старой аварии на мотоцикле. Но в целом он в порядке, только вот нога беспокоит.

Хотел ещё спросить про сам процесс записи альбома в пандемию. Многие группы уже давно имеют опыт записи "по интернету", работая на разных континентах, обмениваясь файлами в облаке, и тому подобное. А что насчёт вас? Насколько легко Accept смогли адаптироваться к новой реальности? Было ли в этом для вас что-то новое?


И да, и нет. Я имею в виду, что большая часть была уже записана д
Accept
о того как началась корона. На самом деле, в марте, когда начались локдауны, мы вовсю записывались, и все поняли, что дело здесь серьёзное. Все это привело к тому, что мы не могли нормально закончить вторую часть песен в июне-июле с нашим продюсером Энди Снипом. Все были в Нэшвилле, в студии, но Энди не смог приехать в Штаты, потому что он живет в Англии. Поэтому у нас не оставалось другого выбора, кроме как работать под его руководством через интернет. Он мог что-то послушать, как-то прокомментировать... так что он, по сути, продюсировал концовку альбома, находясь за океаном, что, как мне кажется, было довольно странно, но в итоге все получилось.

Да, я думаю, что с современными технологиями это вполне посильное дело, тогда как, случись подобное где-нибудь в восьмидесятых, вряд ли вышло бы закончить альбом, по крайней мере, с тем же продюсером.

Да, это было бы нереально. Не представляю, как бы это было возможно. А сейчас все легко и просто. Но вообще лично я не фанат всего этого обмена файлами и прочего, как некоторые команды, которые и вовсе друг с другом вместе не играют. Для меня это как-то чересчур отстранённо что ли. Я люблю находиться с группой в одной комнате, или как минимум получать моментальный фидбек. Даже если парень не в том же самом помещении, я могу видеть его реакцию и сразу понять, стоит ли мне сыграть этот кусок ещё раз или нет. Это даёт мне хоть какое-то представление о том, что он думает. А если я выслал ему файл, и три дня жду ответа... Это не по мне.

Ну да, можно упустить момент, искру потерять...

Абсолютно.

Ещё вопрос, на который, вероятно не так просто будет ответить, но, тем не менее, всей музыкальной индустрии придётся с этим столкнуться рано или поздно. Как тебе кажется, насколько сложнее станет продвигать новые альбомы без живых выступлений, которые, судя по всему, нам в ближайшее время не светят? Думаешь ли ты, что индустрия найдёт какой-то способ, а фанаты будут по-прежнему заинтересованы в новом материале?

Мда. Возможно, это просто уникальная ситуация, когда у нас выходит новый альбом, и мы не устраиваем тур в его поддержку, и я очень надеюсь, что это не станет нормой. Потому что это станет смертью для всего музыкального бизнеса, ведь, как мне кажется, мы все живём для того, чтобы играть живьём, и живём на это. Просто, как дважды два. И если не будет возможности выступать, практически не останется причин для записи новых дисков. В этот раз мы пошли на это, потому что уже прошло четыре года с нашего прошлого альбома, и мы не хотели, чтобы фанатам пришлось ждать ещё дольше. Мы подумали, что лучше выпустить альбом прямо сейчас, в январе, а потом просто подождать до тех пор, пока мы не сможем поехать в тур позже. Но если это станет нормой, и мы сможем только выпускать альбомы, без туров... Б
Accept
оже, думаю, тогда всей музыке придёт конец.

Остаётся только надеяться, что рано или поздно все это закончится.

Ага.

Давай поговорим о вашем текущем составе. У вас сейчас аж три гитариста, и, фигурально выражаясь, всем хватает места на сцене и в студии?

Ха-ха-ха. Да, места всем хватает. Забавно, я никогда не думал, что мы на такое пойдём, но как-то так вышло, совершенно случайно. Мы встретили этого замечательного гитариста Фила Шауза во время нашего тура с оркестром в прошлом году, часть которого прошла в Санкт-Петербурге, Москве и даже в Сибири. Нам настолько понравилось играть с Филом, что после тура мы подумали, что будет очень обидно, если нам больше не удастся с ним поиграть. И мы подумали, почему бы не взять его в качестве дополнительного гитариста? Нет ведь такого закона, который говорит, что у вас может быть только двое гитаристов и все. И если задуматься, это позволяет вам делать много нового — на этом альбоме так много гитар, на записи всегда будет больше, чем только две гитары, поэтому, почему бы нам не взять ещё одного гитариста для живых выступлений?

Ну да, теперь вы можете играть крутые тройные соло и гармонии. Это же очень классно звучит и смотрится.

Да, совершенно верно. Даже больше скажу, мы дали Филу возможность добавить свои идеи при создании нового альбома, чтобы он мог показать свою манеру живого исполнения. Так что, на этом диске будет довольно много Фила Шауза, что очень здорово.

Трудно тебе работается в многонациональной команде, где у всех разный менталитет? Или ты сейчас уже стал совсем американцем?

Сейчас у нас три американца и три немца. Наш новый басист тоже немец. Так что все по-прежнему пятьдесят на пятьдесят. А проблем с этим у меня никогда не было. Честно говоря, я никогда и не задумывался об этом.

На данный момент Мартин Мотник заменил собой Балтеса. Трудно ли тебе было найти замену своему старому компаньону и другу, который был с тобой бок о бок столько лет? Как Мартин справляется со своей задачей? И ещё хотел спросить, часто ли тебе приходится его поправлять, говорить ему, играй как Пит, и что-то в этом духе? Или ты позволяешь ему играть в его собственной манере?

Ну, прежде всего, Мартин очень классный парень и невероятный басист, но в одном ты прав, изначально он не металл-музыкант по своим корням. Поэтому ему немного пришлось подстроиться и привыкнуть. И да, я естественно показал ему, как я хочу чтобы игрались басовые партии, и как они должны звучать, но у него очень широкие взгляды на музыку, и он всегда готов учиться и вдохновляться чём-то новым, так что в этом плане у него все хорошо. При этом Мартин оказался и весьма неплохим автором песен, о чем я до этого даже не знал, и он смо
Accept
г добавить несколько своих песен в новый альбом, чему я очень рад. И да, для меня это был в какой-то мере шок, и какое-то время мне потребовалось, чтобы привыкнуть к тому, что Питер ушёл. Это было довольно грустно. Потому что, боже, мы столько лет были вместе, мы были чем-то вроде старой семейной пары. Поэтому это и вправду было очень грустно, что он ушёл. Но в то же самое время, мне кажется, мы должны двигаться дальше, идти вперёд.

Шоу продолжается?

Точно. Шоу должно продолжаться! И Мартин — отличный парень. Но, конечно, он не Питер, и никогда им не станет. Да это ему и не нужно — он Мартин.

Ты говорил, что новые музыканты внесли свой вклад в альбом, и ты его, естественно, слышал, в отличие от всех нас, слышавших пока только две песни...

Ну уж извини... [смеется]

В любом случае, ты можешь сказать, что благодаря их вкладу новый альбом звучит как-то необычно и более разнообразно по сравнению с прошлыми альбомами, особенно с Blood of the Nations? Потому что, начиная с этого диска началась череда очень сильных, но, при этом, очень похожих по музыке и настроению альбомов. Будет ли этот альбом звучать иначе?

Я бы не сказал иначе, скорее лучше и разнообразнее. На альбоме определённо есть свежая кровь и свежая энергия от новых парней, но при этом он очень цельный и отлично сочетается с последними четырьмя альбомами, которые мы записали. На самом деле, многие люди говорили, что он звучит куда более живо и энергично, чем они ожидали, и многим он напоминает Blood of the Nations, который нёс в себе особый дух. Не знаю, что это было на этой пластинке, но у неё действительно было совершенно особое настроение, и многие, кто слушал новый диск, говорят, что он напоминает им ту самую атмосферу первого альбома с Марком. И это здорово. Пока что я не получал никаких комментариев, кроме восторженных. Честно. Никто ничего плохого о нем не говорил — всем нравится.

Это действительно здорово. И вообще, говоря о стиле Accept, был у меня ещё один вопрос, который я бы хотел задать. Практически все ваши альбомы были записаны в примерно одинаковом стиле, но при этом было и несколько альбомов, которые отошли от традиционного звучания, следуя веяниям времени, будь то более коммерческий Eat the Heart, или более жёсткий, с примесью индастриала Death Row. Эти альбомы вызвали смешанную реакцию фанатов и критиков, но некоторые слушатели их прямо очень любят, считая едва ли не лучшими в дискографии, именно за то, что они выделяются. Что можешь сказать, будут ли Accept ещё когда-либо пускаться в подобные эксперименты со звучанием, или вы уже нашли свою золотую формулу успеха?


Нет. Я думаю, что мы твёрдо знаем, чего мы хотим, мы доказали это последними пятью альбомами, и продолжим идти по этому пути. Ты нав
Accept
ерняка помнишь, что девяностые были крайне непростым временем, это был совершенно дерьмовый отрезок практически для всех — время, когда почти никто больше не хотел слушать традиционный металл. Каждая группа, включая Accept, старалась найти новый подход, новое звучание, стремилась изобрести себя заново. И я, когда смотрю на все, что мы делали в девяностые, я такой думаю — мммда... Я действительно не очень люблю тот период. И мне совершенно не хочется его вспоминать. Сейчас мы почти ничего не играем из тех времён. Практически ни одной песни с этих альбомов. Да и вообще предпочитаем думать, что их никогда не существовало, потому что стилистически они были крайне неоднозначными, и сейчас я это осознаю яснее, чем когда бы то ни было. И теперь, с тех пор как мы все начали снова, десть лет назад, мы совершенно точно знаем, в каком направлении мы двигаемся, чего мы хотим, как мы хотим звучать. Мы хотим играть олдскульные песни в современном звучании, с новой энергией, которые, тем не менее, следуют традициям восьмидесятых, олдскульной атмосфере Accept. Подводя итог, я бы сказал, что времена экспериментов и поиска себя уже прошли.

Возвращаясь к Питеру. Сейчас, наверное, поздновато об этом спрашивать, но, тем не менее, почему на протяжении довольно долгого времени Пит не исполнял на сцене свои собственные песни вроде "Breaking up again"? Ему это было уже неинтересно, или он утратил вокальные данные?


Отчасти и то и то. Но в основном из-за того, что мы не считали нужным исполнять эти старые песни, потому что у нас есть много новых крутых композиций с крутым новым вокалистом, а когда у вас есть великолепный вокалист вроде Марка Торнилло... На самом деле, мы пробовали, пытались петь что-то из этого на шоу, но это все было что-то не то по ощущениям. Когда у вас такой мощный певец как Марк, вам не особенно нужен кто-то, кто будет петь песни двадцати или тридцатилетней давности. Сейчас это уже история.

И про тексты. На классических альбомах за тексты Accept отвечала твоя жена, написавшая лирику к большинству ваших самых известных композиций. Почему сейчас она перестала писать?

Ну, это лучше ее саму спросить. В основном, думаю, потому что теперь у нас есть парень, который умеет писать свои собственные тексты. В те времена Удо не говорил по-английски, не писал тексты, поэтому она занялась этим по необходимости. Теперь же мы нашли отличного вокалиста, для которого английский — родной язык, и было бы странно если бы менеджер продолжил писать тексты для парня, который свободно владеет языком. Я думаю, нет, я даже уверен, что это было ее решение — она все ещё может делиться какими-то своими идеями, но теперь это будет уже его обязанность. И, по мне, это весьма разумно.

Я просто думал, может, ей это нравилось...

Неее, она никогда не занимала
Accept
сь этим из удовольствия, просто никто больше этим заниматься не мог. Исключительно из необходимости, а не от большой любви.

Почему Accept одна из немногих классических металл-команд, у которой нет своего талисмана? Как, например, у Iron Maiden, Megadeth, Motörhead. У всех практически был свой маскот.


Серьёзно? А какой маскот у Judas Priest?

Ну, мне кажется, существо с обложки Painkiller, там...

Не знаю. Я об этом никогда, честно говоря, не думал. Не приходило как-то в голову. Может быть, нам стоит завести талисман? У нас ведь был этот самый лев...

Да, я тоже вспомнил про эту львиную голову с первых альбомов.

Я на самом дели никогда толком не понимал, зачем мы вообще рисовали эту львиную голову, что вообще общего у льва со словом Accept? Никогда этого не понимал. Он, конечно, прикольно выглядел, но, думаю, тогда никто не имел представления о том, зачем он там вообще.

То есть, ты просто никогда не думал о том, чтобы завести себе маскот. Ну, может, это неплохой вариант выделиться — у всех есть, а у нас нету.

Именно так. По-настоящему крутым парням не нужны маскоты [смеется].

Поговорим о сетлистах для шоу. Сейчас у вас появилось немного времени, чтобы переработать свою программу и продумать грядущие шоу. Что ты думаешь о том, чтобы добавить в программу что-то новое? И под новым я имею в виду хорошо забытое старое... Потому что иногда фанаты, несмотря на всю свою любовь к проверенным хитам, хотят чего-то эдакого из древностей. Будете ли вы перерабатывать свой сетлист, чтобы порадовать таких любителей старины?

Да, мы всегда продумываем нашу программу, мы постоянно это обсуждаем и иногда даже пробуем что-то новое. Но вообще этот вопрос стар как мир — играть песни, которые любит большинство фанатов, либо играть какие-то странные древние песни, которые жаждут услышать тру-фанаты. Здесь всегда приходится выдерживать некоторый баланс. Нужно взвешивать все за и против, и лично мне кажется, что большая часть слушателей хочет слушать именно хиты. Конечно, можно сыграть и что-то странное, но как это будет, если мы не сыграем что-то вроде "Princess of the Dawn" или "Balls to the Wall"? Этого никто не поймёт, не так ли? Плюс ещё идея исполнять альбомы целиком, что мы даже пробовали пару раз... Но, если честно, это не так уж и гладко получилось, как по мне, потому что сетлист очень отличается от альбома. Альбом иногда может очень хорошо восприниматься именно в виде записи, но это совершенно необязательно, что он также хорошо пойдёт и на шоу. В любом случае, мы ещё подумаем об этом. Однозначного ответа у меня пока нет.

Имеет ли этот вопрос какое-то отношение к Марку? Нужно ли ему много времени, чтобы по
Accept
дстроить свой вокал к старым песням? Или для него это довольно простая задача?


Не, он может петь все, что захочешь.

Сегодня, для вдохновения, я пересмотрел ваше старое видео "Stampede", где оно снималось?

"Stampede"? То, на вершине горы? На тех больших скалах?

Ага.

Оно было снято в Калифорнии, где-то недалёко от Лос-Анджелеса, в каньоне. Там был действительно крутой ландшафт.

Можешь немного рассказать о съёмках? Жарко там было? Страшно было стоять на вершине?

На самом деле там было адски холодно [смеется]. Вообще смешно получилось. Мы поехали туда и хотели заснять первые утренние лучи, потому что самый удивительный свет получается там на восходе солнца. И у нас была съемочная команда, которая впервые работала с этими, как их там, с дронами. В те времена это было ещё что-то относительно новое, это сейчас их можно повсюду увидеть, но тогда это было просто ноу-хау, и мы подумали, что это будет просто ультра-круто залезть на вершину горы, в лучах рассветного солнца, в пять утра. У нас были эти радиоуправляемые дроны с камерами, которые летали вокруг нас. Но многое пошло не так. Для начала, было очень холодно, натуральный мороз, но так как мы уже отсняли часть материала прошлой ночью, мы уже не могли стоять там в пуховиках или чём-то вроде, потому что это бы не сочеталось с вчерашними съемками, когда было тепло и погода была приятная. Поэтому нам пришлось стоять там на ледяном ветру, как сейчас помню. А второй момент, наша команда ещё толком не работала с дронами до этого, поэтому они не особенно хорошо с ними управлялись, и дроны носились зигзагами туда-сюда, и это было то ещё испытание. Но это было весело.

Да уж, а когда смотришь видео, даже не догадываешься, что там было холодно. Хотя я всё-таки заметил, что Герман Франк там в шапке. Может, именно поэтому?

Неее, это потому что у него была лысина. Он всегда ходил в шапке. Это была шапка для лысины. И да, у меня сейчас будет следующее интервью, так что нам нужно закругляться...

Хорошо, тогда последний вопрос от наших фанатов. Бывал ли ты когда-нибудь в Волгограде, и если бывал, чувствовал ли ты там что-то особое, из-за альбома Stalingrad, и истории этого города в целом?

Нет, мы там ни разу не были, хотя я всегда хотел туда съездить, и я уверен, что это стало бы для меня совершенно особенным моментом в жизни. Я всегда хотел увидеть этот огромный монумент. Но я никогда там не был. Надеюсь, что шанс ещё выпадет.

Спасибо, жаль, что тебе уже пора, но график есть график. Благодарю тебя за твои ответы. Удачи с новым альбомом!

И тебе спасибо за интервью. Береги себя! Надеюсь все смогут оценить наш новый альбом к тому моменту как мы все снова сможем увидеться. Живьём. Лично. На сцене. Как тебе такой план?

Это было бы очень здорово. Удачи!




Беседовал: Ярослав Селезнев-Елецкий
Благодарим Максима Былкина/Soyuz Music за организацию интервью








5 фев 2021
the End


КомментарииСкрыть/показать 2 )
просмотров: 2528




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом