Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  https://krasnodar.tvoitaispa.ru гималаи спа. register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Сруб



Местный лес полон неразгаданных тайн



Prologue
Один из самых незаурядных российских музыкальных проектов СРУБ в последние годы становится настоящим явлением, в какой-то степени даже модным. Как ни странно, загадочный проект оказался близок и метал-сцене. Хотя эта близость скорее условная и существует на некоем эмоциональном уровне восприятия. Правда, гостевое участие на альбомах Сруба ряда музыкантов отечественной блэк-метал сцены, а также эксперименты с пост-блэком на двух предыдущих альбомах говорят об обратном. Но по большому счету, СРУБ сложно отнести к конкретной сцене. Этот проект, детище новосибирского визионера Игоря Шапранского, не вписывается ни в какие рамки и на него сложно навесить ярлык. Кажется, что этот СРУБ просто стоит себе в лесу, а кто хочет, сам найдет к нему путь. И чем дальше, тем больше людей находят туда дорогу, чтобы послушать истории о тайных тропах среди лесов, болот, туманных полей и лугов, вспомнить что-то пусть и давно забытое, но при этом щемяще-родное. Есть такое модное слово «вайб», которое отлично описывает сущность Сруба. Именно эти особые вибрации и определяют суть творчества Игоря Шапранского вне зависимости от того, играет он пост-панк, фолк или блэк-метал. За десять лет под вывеской СРУБ вышло большое количество разных релизов, которые порой объединяет лишь особый, узнаваемый авторский подход. Тем не менее, новый альбом «Веры Пиры» во многом вернул более привычное звучание проекта, став отличным подарком всем его фанатам. Так что самое время сделать интервью с главным зодчим Сруба Игорем Шапранским, с которым мы поговорили не только о новом альбоме, но также о прочих аспектах творчества и даже… о струнах душ людских. В общем, читайте интервью, а после собирайтесь «в местный лес»© за неразгаданными тайнами.
Сруб
Игорь, привет! Давай начнем (с банальностей) с обсуждения нового альбома «Веры Пиры». Как он был принят публикой? И насколько, на твой взгляд, тебе удалось реализовать свои замыслы на данном творческом этапе?

Приветствую! Приняли альбом чудесно, я бы даже сказал, что великолепно. Сруб на нем четко вернулся на хоженые тропы хтонического пост-панка. Нашлось место и светлой печали и задору, и тоске, и радости. Причем, без каких-то очевидных самоповторов – наоборот много всего вкусного и нового добавили в подходе и идеях. Безусловно, выдержав весь верный концепт. Верили, пировали.

Насколько я знаю, новый альбом писался иначе, чем его предшественники. На этом альбоме ты сосредоточился преимущественно на написании текстов и вокале, а за музыку ответственна остальная группа. Как вышло, что музыкальные бразды изначально твоего личного проекта перешли инструментальному составу Сруба?

Не совсем верно. Мы разделили с ребятами творческий процесс: что-то написано мной, что-то музыкантами. Слова все и вокалы мои, если не считать, конечно, приглашенных вокалистов участие. В целом и ранее некоторые вещи музыкально делали музыканты Сруба. Это абсолютно нормально для коллектива, я считаю. Идеи каждого из нас мы развивали в процессе студийном уже вместе. Это приятный опыт бесконечно. Но все под чутким руководством изначального концептуального замысла.

Бытует мнение, что в России даже сегодня сложно добиться действительно качественного, профессионального звучания записи. Об этом исчерпывающе точно высказался в своей книге Александр «Балу» Балунов (ех-Король и Шут). По его мнению, отечественным записям не хватает постпродакшена, из-за чего большинство даже хороших альбомов звучат как очень качественные демо-записи. Но не фирмА. Согласен ли ты с таким утверждением?

Смотря чего изначально хочет исполнитель добиться. Я уверен, что в России сегодня можно добиться любого уровня звучания и задуманного качества. Проблема не в профессионализме и не в аппарате совсем, проблема в головах. Как и всегда. Да и в демо-записях я ничего скверного не вижу. Мне приятно и Opeth в 7.1 на виниле послушать последний, и какие-то архивные грязные подвальные демо с динамика смартфона. Вся суть в запросе слушателя.

Предыдущий альбом «Скверна» получился весьма экспериментальным и местами заступал на территорию пост-блэка. За такое вольнодумство «Скверна» подвергся критике старыми, «правоверными» фанатами Сруба. Альбом «Веры Пиры», наоборот, звучит очень в духе раннего Сруба. Еще и корова на обложке, как на первом релизе «По Грибы»… В связи с чем может закрасться мысль, что «Веры Пиры» намеренно был исполнен
Сруб
в более традиционном для Сруба ключе, чтобы утихомирить фан-базу. Твои комментарии? Насколько ты вообще восприимчив к критике и сильно ли остро на нее реагируешь?


Музыкант, как любой автор или творец, если хочешь, испытывает на себе множество влияний. В период создания «Скверны» (а время ты сам понимаешь какое было – пандемия, запреты, возвраты, у меня в жизни радикальные смены вектора произошли), я слушал только определенную сцену практически, огромное количество черного метала. Конечно, это отразилось на альбоме. Однако я вырос на шведской экстремальной сцене, и для меня в том никакого откровения в целом и не было. Более того, я считаю, что Сруб очень близок именно к такой метальной сцене. Для меня в этом тоже нет никаких противоречий. Как Дэвид Эдвардс со своим Wovenhand прекрасно выступает на большинстве экстремальных фестивалей, ничего экстремального не играя вовсе. Это такая связка ощущений, вероятно. Но да, период канул в лету, и мне захотелось вернуться в тот Сруб, каким он был построен изначально. От того, как ты верно заметил, и корова вновь на обложке альбома, но уже не в привычном ей лесу, а в окружении изменившейся реальности. И это все фрагменты концептуального целого. Но я никогда ничего в угоду никому не делал. И ожидать этого тоже не стоит. Не скажу, что экспериментов более не будет, но и утверждать, что экспериментировать я обязан вновь, тоже не буду.

К какой сцене ты больше чувствуешь принадлежность? И есть ли эта принадлежность вообще?

К лесной и интеллектуально развитой. Местный лес полон неразгаданных тайн.

«Веры Пиры» стал одиннадцатым, если не ошибаюсь, альбомом Сруб за неполных 10 лет! И это не считая прочих, более «мелких» релизов. Просто чудовищное количество альбомов за такой срок! Как объяснить такую продуктивность? Не отразится ли количество на качестве, приведя к творческому истощению? Может, иногда нужно дать замыслу «вылежаться» и дозреть?


Я считаю, что этого катастрофически мало! Ты не представляешь, сколько материала, что называется, «уходит в стол». А еще можешь сосчитать все проекты, открытые и закрытые. Переизбыток вдохновения рождает новые музации постоянно. Я иначе не могу, я так мир чувствую, через музыку и картинки. Ощущаю так. Такое визионерство алкынов, знаешь. Но при том я никогда из себя не давлю ничего, считаю, это убивает всякое истинное творчество. Так я напишу чего-то и отложу. Придет его время, и оно приходит, я беру слова, которые написал год или два назад. И наоборот, какие-то новые слова приходят к старым музациям. И хоть я очень люблю всяческие импровизации, мне часто неудобно писать «здесь и сейчас» что-то без должного осознания. Поэтому я зачастую отказываюсь от каких-то неудобных совместных работ. Или пишу их непростительно долго.

Игорь, расскажи, пожалуйста, как сейчас проходят туры? Сруб одна из немногих банд, которой удаются концертные трассы. С какими сложностями приходится сейчас сталкиваться, и какие общие вибрации преобладают у публики на фоне нынешней крайне напряженной ситуации?


Все чудесно проходит. Черти Сруба одомашнены и приручены нами давно и никак уже не могут мешать всему задуманному. У меня вообще такое ощущение, что над нами не властны третьи силы – назло всем и вся Сруб стоит. И знамя его все выше с каждым днем. Я вон даже чуть не помер в Ленинграде в последнем туре – улетел боком в монитор, а мог ведь и головой. Но и тут не вышло. Даже не поломал ничего. В канун самайна прям дело было, прикинь. И даже в тот момент я ничего не отменил, допел весь концерт, дожил его вместе с нашими чудесными слушателями.

На сегодняшний день Сруб, пожалуй, одна из топовых и где-то даже модных групп. Удивляет ли тебя такой успех?

Я в том ни зла, ни радости не вижу. У меня не было никакой идеи становится чем-то топовым и модным. Но вру, радость есть. Даже не радость, вера в человечество какая-то появляется, в людей. Сруб же очень честная музыка с человеческими переживаниями, с любовью большой к природе, к своей земле, к дому. Без шутовства, пластмассы и экивоков. Она ни для кого изначально, но и для всех, кто разделяет эти вечные верные ценности.

Расскажи о развитии и становлении своего сценического образа. Я помню первые твои фотки в "рождественском" свитере и клубные акустические концерты. Сейчас же это нечто совсем иное.

То были ручной работы свитера от Ветки, каждый с определенной славянской рунической символикой. Но со временем стало ясно, что выступать в них категорически жарко. На самом деле я еще в процессе поиска идей для сценических образов. Черные косоворотки мы надели позже, до того еще использовал черную мантию с капюшоном. Вообще определенная монохромность всегда присутствует и некий аскетизм. При этом превалирует удобство, и привязанность к концептуальной составляющей Сруба всегда в образе. Что будет с образом в грядущем, покажет время.

В среде «труЪ» металлистов бытует мнение о том, что настоящий блэк (или что там еще) должен быть в андеграунде и коммерческий успех сродни анафеме. Не кажутся ли тебе такие рассуждения незрелыми? Ведь хорошая музыка, вне зависимости от жанра, это в первую очередь хорошая музыка, и она ДОЛЖНА хорошо продаваться. Разве нет?

Да ничего и никому она не ДОЛЖНА. К чему тянется человек и что он слушает, лишь показывает его культуру и воспитание. Кто-то вообще не разбирается, ему плевать. Меня раздражает невежество, но не меньше меня раздражает снобизм. Загоняясь в рамки, ограждаешься от великолепия многообразия творчества. А
Сруб
не разбираясь вовсе, спокойно становишься частью информационного шума. Такие вот крайности.

Недавно Нергал из Behemoth среди своего обычного пафосного вздора сказал одну вещь. Ссылаясь на крайнюю перенасыщенность музыкального рынка, он посоветовал начинающим музыкантам просто не создавать новые группы, а жить нормальной жизнью. И как быть?

Да все тот же обычный пафосный вздор. Было бы ужасно, если бы группа Behemoth были единственными представителями жанра своего, я уверен.

Твой уникальный голос составляет как минимум 50% фирменного звучания Сруба. Когда ты обнаружил у себя голос? Когда понял, что способен и хочешь петь, и как это произошло?


Пою, сколько себя помню. Пытаюсь как минимум. Как-то вот нашлось это все само собой. Опытным путем, получается. Меня часто спрашивают, какое народное вокальное отделение я закончил. И удивляются, узнав, что никакого. Три класса фортепиано где-то остались далеко-далеко в детстве с хоровым отделением. Но поверь, когда-то я пел действительно стремно. Да и сейчас. (смеется)

Я не раз ловил себя на мысли, что в твоем вокале и в отдельных аранжировках слышны церковно-славянские мотивы. Прав ли я, или мне это кажется?


Мне нравится вся эта эстетика, культовость, сакральность. Заземление с одной стороны, с другой же наоборот полет. Это все бесконечно искренние и чистые вещи. Все эти хоралы, многоголосья: от чувственных воззваний до народной «вечерковой» песни. Это безумно, на подкорке, исконно, верно. Подсознательно прекрасно. Причем мне и западные, и восточные, и южные вокальные школы интересны, целый мир у тебя во рту. (смеясь)

Давно ли ты был в церкви?


Лес – мой храм. В нем я был сегодня.

Последние лет 30 от поборников языческих ценностей все время приходится слышать мнение о том, что христианство что-то у них украло, что это все чуждо и разрушило исконную идентичность и т.д., и т.п., и пр. Эта волна в андеграунде берет начало в Норвегии, когда на заре 90-х там разгорелось пресловутое «Зарево в Северном небе». Но я не об этом, а вот о чем. Не стоит ли воспринимать христианство просто как естественный ход истории – неизбежный и объективный, часть глобальной общемировой тенденции? Есть ведь закономерности развития цивилизаций, какие-то этапы. Это даже не с точки зрения хорошо или плохо, а просто как данность. А все это родноверие и прочее – всего лишь маргинальная романтика. Как ты считаешь?


Религия – бесконечно важный социальный институт. Вера – то, к чему сегодня обычно приходит человек, потеряв всяческие другие мотивы. Или же, конечно, изначально, будучи к ней детерминирован обществом/предками. И я уверен, мы можем долго говорить о конфе
Сруб
ссиональных привязках и различиях. Но верить во что-то человеку необходимо. Пусть что-то будет «опиумом для народа», а что-то «тайной доктриной», вера и надежда обязаны находить свой путь в угасших сердцах.

Одной из главных черт Сруба является богатый и даже витиеватый язык текстов, полный аллюзий и символов. Признаться, в нынешних реалиях такой язык воспринимается как некий артефакт. Современный язык беднеет. Как с точки зрения слов, так и смыслов. Сейчас все конкретно и предельно упрощенно. Да, нам все время говорят, что любой язык не стоит на месте, меняется и развивается, но… Простите, то, что я вижу и слышу сегодня – это не о развитии, это настоящая деградация. А ведь с изменением и уходом смыслов в языке меняется и мировоззрение в целом. Не видишь ли ты в этом проблему?


Проблемы в упрощении я не вижу. Многие проблемы решались бы сами собой, найди к ним простое решение или упрости подход. Но согласен, что полный литературный язык всегда предпочтительнее и приятнее слышать и читать. У Сруба же есть свой концепт, и в уважении к языку и литературе классической его большая миссия.

Наш общий знакомый Владимир Лехтинен из Second to Sun высказал очень занимательную мысль о том, что «Россия мистическая страна, так как у нас кириллический алфавит. Он особенный, потому что создан религиозными деятелями, что одухотворяет нашу систему письменности». Как ты прокомментируешь это в высшей степени интересное высказывание?

Это в высшей степени интересное высказывание. Соглашусь с Владимиром. И, пользуясь случаем, передам ему привет.

Музыка Сруба очень эмоциональна, порой даже отчаянно эмоциональна. Среди прочих эмоций в твоей музыке встречается некая тоска, щемящая такая. Как ты относишься к такому явлению, как «поэтическая тоска», назовем это так? Когда состояние меланхолии доставляет тебе противоестественное удовольствие, и ты намеренно бередишь эту «рану», в том числе и соответствующей музыкой. Казалось бы, что хорошего в унынии и тоске? Но нет – это приносит странное удовольствие. Каков механизм такого духовного мазохизма? При этом чтобы избежать ошибочных суждений, следует отделять такое состояние «тоскливой истомы» от суицидальных наклонностей.

Я называл это ранее когда-то светлой печалью. Ностальгической, знаешь. Это действительно удовольствие, ведь мы часто помним лишь хорошее. Таков механизм работы памяти человеческой. И Сруб помогает совершить этот прыжок в бездны памяти, к детским страхам, которых ты уже не боишься, к настоящей любви, к дикому полю в разнотравье, к манящим огням за далекой рекой, к эху в лесной чаще, к первым и новым на тот момент воспоминаниям. К первым восторгам твоей души, всего-то навсего. Мне кажется, я открыл сундук тайн, как это все происходит
Сруб
, как это все провернуть. И я боюсь, что будет абсолютно несправедливым не поделиться этим знанием через музыку Сруба. Одной тропой.

Ну что ж, это было все мои вопросы. Спасибо тебе за беседу! В завершение интервью можешь сказать несколько ободряющих слов читателям.

Будет много новых откровений, не сворачивайте с проторенного пути, храните покой, слушайте верную музыку, ходите в лес. Обнял!

Беседовал Alias
28 фев 2023
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )
Описание instagram download на сайте.
просмотров: 6680




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2024 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом