Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Pain of Salvation



У русских особо чувственный отклик на нашу музыку



Prologue
Масштаб популярности Pain of Salvation, конечно, далёк от монструозной машины Dream Theater или даже славы их земляков Opeth. Тем не менее, шведская группа уже третье десятилетие занимает своё почётное место на небосклоне звёзд современного прогрессивного рока. Они никогда не увлекались виртуозной техникой и математическими парадоксами полиметрии, но эксперименты с сочетанием несочетаемого им всегда удавались на славу: будь то дискотечный хэви или приджазованный ню-метал. Российские меломаны как-то сразу приняли Pain of Salvation близко к сердцу, буквально с первого же их приезда в 2008 году, поэтому шведы не стеснялись возвращаться снова и снова. И вот уже на дворе 2019, а их несложный, но пылающе страстный и без меры вдумчивый рок всё так же заполняет клубы в двух российских столицах. Мы побеседовали с неизменным лидером группы Даниэлем Гильденлёвом перед московским концертом, прямо за кулисами. Можно представить, сколько эмпатии в этом человеке, если даже за короткие 15 минут интервью он успел раскрыть душу нараспашку — судите сами!
Привет, Даниэль. Какой это уже приезд в Россию для тебя?

Кажется, пятый, но я не уверен. Четвёртый или пятый? Нет, всё-таки пятый!

Ну, может, ты помнишь, когда был предыдущий?

Ох, тоже нелёгкий вопрос. Один или два года назад… пожалуй, два. Может, даже три!

На самом деле четыре! Давненько вы не заезжали, я вот был на двух первых концертах в Москве, лет 10 назад.

О, круто, ты был в клубе Апельсин, верно? Я помню это место.

Да, точно, самый первый концерт был там. Второй был в зале покрупнее.

Да-да, было дело, у нас как-то сразу наладился контакт с московскими фанами.

Насколько я видел в вашем гастрольном графике, это не часть какого-то большого тура, а отдельный концерт?

Да, эти два концерта в Москве и Петербурге стоят особняком. Я сейчас работаю над новым альбомом, и просто решил ненадолго отвлечься от творческого процесса, раз уж выдался такой шанс. Взбодриться на сцене всегда полезно. У нас была лишь одна репетиция неделю назад, а до этого мы вообще не виделись с ребятами 4-5 месяцев. Прямо вот из дома к вам сюда и прилетели.

Большинство концертов Pain of Salvation проходит в Европе. Мы знаем твои сложные отношения с США, но также вы нечасто выбираетесь в страны вроде Японии, Австралии, Индии. Это из-за сложностей в логистике?

Да, конечно. Большие расстояния — большие расходы. Если группа из Швеции решит сыграть в Австралии, Японии или даже США, то ей придётся отыграть с десяток концертов только для того, чтобы окупить транспорт туда и обратно. Но тут ещё дело в том, что у каждого артиста есть своя привычная аудитория, родные места, знакомый рынок. Нас чаще приглашают в города и страны, где мы уже играли. Вот как в Москву, например. Мы уверены, что продадим здесь достаточно билетов, соберём большую толпу — концерт будет классным и для бизнеса, и для творчества. Все останутся довольны. Ты пойми, мы ведь не можем ехать, куда нам вздумается. Наш концертный агент
говорит, мол, так и так, у нас много предложений выступить вот в этих городах. И мы отталкиваемся именно от этих городов при составлении гастрольного графика. Если какие-то новые для нас места есть по пути, мы постараемся заехать и туда. Но лететь в малознакомое место за тридевять земель без уверенности в коммерческом успехе, к сожалению, очень дорого. Так уж вышло, что в Европе у нас всегда всё на мази.

Расскажи о самом необычном месте, где вам приходилось выступать?

Мне вот даже раздумывать не приходится, сразу вспоминается один концерт. Мы выступали на фестивале в Индии. Это было в городе Лакхнау, недалеко от границы с Непалом. Очень странное было место… в хорошем смысле странное, конечно! Мы в аэропорту расселись по машинам, а потом очень долго ехали через какие-то джунгли, там кругом обезьяны всякие прыгали и другие диковинные животные. Это всё было так необычно для нас, так далеко от привычных нам прелестей цивилизации. Фестиваль проходил не в черте города, а на территории университетского городка где-то в пригородах, буквально на природе. В моём номере была ящерица, ха-ха-ха!

В Швеции такого не встретишь, да?

Точно, совсем не шведская природа, ха-ха! Это была классная поездка. Мы тогда пробыли в Индии целую неделю в ожидании второго фестиваля, где у нас тоже было выступление. В Ченнае, если не ошибаюсь. Там была совсем другая тема, огромный фестиваль с большой аудиторией. Наверно, самая просторная сцена в нашей карьере, охранники по краям и всё такое. В общем, как-то так получилось. С одной стороны, оба концерта были для нас очень необычными, прямо экзотическими. С другой стороны, эти два концерта были совершенно не похожи друг на друга.

По сравнению со многими другими группами, вы весьма часто бываете в России. Как считаешь, это Pain of Salvation так любит Россию или Россия так любит Pain of Salvation?

Хах, ну конечно же, это на сто процентов взаимная любовь! Я не буду сейчас говорить за остальных ребят из группы, но лично у меня есть ощущение, что у вас русских какой-то особо чувственный отклик на нашу
музыку. Я иногда замечаю такое за некоторыми народами. Не знаю, с чем это может быть связано… может, вы исторически больше страдали, или погода у вас такая суровая, ну что-то такое. Музыка здесь играет огромное значение, потому что помогает выразить накопившиеся эмоции. В других странах это просто вид развлечения. Но вот здесь, в России, как и в других северных странах, и ещё в Восточной Европе, музыка сохраняет очень важное значение. Я вот лично чувствую, что люди здесь реально испытывают потребность в этих чувствах.

Ты сам считаешь музыку Pain of Salvation скорее эмоциональной, чем развлекательной?

Да, эмоциональной, конечно. Я очень люблю такие страны, потому что здесь воспринимают мою музыку именно так, как я задумывал. Для вас важна эта связь, эмоциональная связь с искусством, с его творцом. Может, я просто выдаю желаемое за действительное, ха-ха, но я так чувствую Россию.

Да нет, на самом деле, многие музыканты говорят то же самое о России.

Ну вот, значит, мне это всё не привиделось, отлично.

После стольких лет творчества, как ты описал бы стилистику Pain of Salvation, музыкальный жанр?

Помню, были времена, когда я старался избегать определений, связанных с роком и металлом. Но этого невозможно избежать. Тяжёлое звучание — неотъемлемый элемент нашей музыки, на всех альбомах без исключений. Вообще на нас много всяких ярлыков навешивали… лично для меня самым приятным, самым лестным описанием было такое: мысли Альберта Эйнштейна в исполнении Faith No More! Ха-ха, это классно звучит, кто-то сказанул это о нас давным-давно, ещё в ранние годы группы. Мне очень понравилось и запомнилось. Я бы сам сказал, что Pain of Salvation — это такое красивое сочетание синдрома дефицита внимания и гиперактивности с обсессивно-компульсивным расстройством в музыкальной форме!

Ого, звучит амбициозно! Как ты считаешь, прогрессивная музыка всё ещё прогрессирует?

В целом, думаю, нет. Есть отдельные примеры классного развития, но так, чтобы массово — нет. Хотя тут опять можно придрать
ся к терминологии. Что является прогрессивом, а что нет? По сути появление любого жанра связано с тем, что кто-то решил попробовать нечто новое, покорить неизведанное, смешать одно с другим. Людям надоедает привычное и они пускаются в эксперименты. Новизна рождается от недовольства старьём, от пресыщения обыденностью. В этом смысле каждый жанр по-своему прогрессивен. Недовольство всегда двигает нас вперёд, будь то политика или музыка. Один, два, три музыканта создают нечто новое, десятки других уже следуют за ними, пытаясь повторить. У кого-то получается так же, у кого-то даже лучше, но в целом эти попытки повторить приводят к стагнации жанра. Проблема прогрессивного металла и прогрессивного рока в том, что необходимость прогрессировать заложена в самом названии. Но жанр ведь не может бесконечно изменяться, иначе перестанет быть самим собой. В общем, многие музыканты так и мечутся меж двух огней, не понимая, что делать: то ли сохранять свой стиль, то ли экспериментировать на всю катушку. Причём в обоих случаях порой получаются прекрасная музыка.

Спасибо за развёрнутый ответ. У нас осталось совсем немного времени, вам уж пора готовиться к выступлению, поэтому я задам последний вопрос. Все помнят вашу превосходную идею на альбоме «BE» с голосовыми сообщениями для Бога, которые люди оставляли на автоответчике. А что бы ты сказал в таком сообщении?


Ох, отличный вопрос! Честно говоря, я и сам так делал. Ну, не звонил на автоответчик, а обращался к нему, когда мой сын Моррис родился с синдромом Дауна… эх, как бы сказать… в общем, в моей жизни было несколько случаев, когда я обращался к «Богу» — я беру его в кавычки. Я всегда начинал со слов: «Ты знаешь, что я в тебя не верю, и мне чертовски не хочется быть одним из тех людей, которые обращаются к тебе только когда у них плохи дела» — ха-ха, ну ты понял. В общем, я ему говорю: «Слушай, это точно не идёт на пользу нашим с тобой отношениям! У меня и полный хаос в жизни, и тут ты даришь моему ребёнку синдром Дауна… если бы ты существовал, то я бы винил в этом именно тебя, понимаешь?» — вот так я иногда высказываюсь в адрес Бога. Не то что бы это помогало, но иногда полезно куда-то выплеснуть такие мысли. Прости, если сумбурно ответил, сам понимаешь.

Да уж, это сложная тема, но я оценил твою искренность. Спасибо за разговор, Даниэль, хорошего тебе выступления!

И тебе спасибо, пойду готовиться к выходу!

Беседовал Шамиль Усаров
Delta Mekong Concerts за организацию интервью

16 авг 2019
the End


КомментарииСкрыть/показать 3 )
просмотров: 2785




/\\Вверх
Korpiklaani, Trollfest Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом