Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Sepultura



Металл пытаются похоронить, а он и не думает умирать



Prologue
SEPULTURA возвращаются в Россию с большим туром в честь 35-летия группы. Цифра впечатляет, но ещё больше российских металлистов должен впечатлить сет-лист, который будет охватывать всю дискографию группы с 1985 года по 2017. 13 апреля группы сыграет в Москве в Arbat Hall, также музыканты выступят в Питере и многих других городах - остальные даты можно уточнить на сайте коллектива. У нас состоялась обширная беседа с гитаристом Андреасом Киссером, пока он ещё был дома в Сан-Паулу, о прошлом и будущем бразильской легенды металла, о настоящем творческом развитии, столь редком в сегодняшнем мире мейнстрима, о политике и гражданской позиции музыканта. И, конечно, об очередном приезде SEPULTURA в Россию.
Привет, Андреас! Как поживаешь? Sepultura сейчас в режиме отдыха или вы уже в работе?

Привет! Да, мы вовсю готовимся дать жару в апреле, у нас в расписании 5 российских концертов, а ещё Украина, Казахстан, Кыргызстан. Даже выступим впервые в Монголии и Ливане! Мы уже 35 лет на сцене, и мы дико рады, что музыка до сих пор даёт нам возможность ездить по всему миру. Радуем старых фанатов, находим новых, просто супер!

О да, именно поэтому мы и беседуем: Sepultura снова возвращаются в Россию с концертами! Насколько я понял, это уже не часть турне в поддержку последнего альбома «Machine Messiah», а некий ретроспективный тур?

Да, мы гастролировали с «Machine Messiah» в течение двух лет после выхода альбома. Мы тогда уже приезжали в Россию с Kreator, выступали в Москве и Санкт-Петербурге, но не смогли посетить другие города. Так что теперь мы с удовольствием вернёмся в Россию с более обширной географией концертов. Сейчас мы действительно выступаем с такой ретроспективной программой, играем по одной песне с каждого нашего альбома в хронологической последовательности. Прям вот с 1985 года, с пластинки «Bestial Devastation» и вплоть до самой новой «Machine Messiah». Но в тех городах, куда мы не смогли доехать с программой «Machine Messiah», мы сейчас постараемся сыграть несколько новых песен бонусом. Фишка с прямой хронологией в сет-листе отлично работает, фанатам это очень нравится. Мы как бы все вместе отмечаем 35-летие Sepultura, оглядывая всю историю группы с высоты сегодняшнего дня.

Знаешь, это очень кстати, потому что я как раз хотел поговорить с тобой на тему прогресса в музыке Sepultura. К сожалению, в мире металла сейчас очень, очень сложно — почти невозможно — найти группу, которая после стольких лет выступлений продолжала бы развиваться музыкально. Не просто ушла бы в мейнстрим, опопсела или заиграла кантри-баллады, а действительно сделала бы музыку богаче, прогрессивнее, насыщеннее элементами других жанров и многослойными аранжировками.

О да, дружище, я тоже часто замечаю, что многие наши коллеги предпочитают просто почивать на лаврах, но я не могу их за это судить. Я так не могу, я жажду движения.

Если взять классические хиты с «Chaos AD» или «Roots» и сравнить их с материалом «Machine Messiah», то будет сразу слышно огромную разницу в глубине материала и композиционной сложности песен. Скажи, вы взяли идею с хронологическим сет-листом именно для того, чтобы наглядно продемонстрировать фанатам процесс своего развития как музыкантов?

Хех, интересно! Нет, честно говоря, мы не ставили такой цели. Нам не нужна специальная концертная программа, чтобы показать свой прогресс. Те, кто в теме, и так всё услышали на наших поздних альбомах. Но такой сет-лист, определённо, поможет нам напомнить и себе, и зрителям, что все эти 35 лет мы не пытались отсидеться на старых хитах. На самом-то деле, даже если послушать наши первые альбомы друг за другом, уже будет слышно, как музыка постепенно меняется. Плюс нельзя забывать о сменах состава: ушёл Макс, пришёл Деррик, ушёл Игорь, пришёл Жан, а затем его сменил Элой — и каждый привносил в Sepultura что-то своё. Здесь важно всегда оставаться готовым к переменам и оценивать идеи новых музыкантов по достоинству, а не опираться всё время на славу своих старых альбомов. Но ведь даже до ухода Макса мы в одном и том же составе успели наворотить кучу совершенно разных альбомов. Включи «Scizophrenia», а потом сразу «Roots» — это ж как две разные группы.

Трудно спорить, вы никогда особо не задерживались на одном и том же звучании.

Да знаешь, мы всегда любили узнавать что-то новое, не только музыку: новые страны, новые города, новых людей. Никогда не боялись пробовать что-то непривычное. Такой подход к жизни позволяет сохранять свежесть мышления, чувствовать себя свободным, готовым на всё. Металл кажется довольно консервативной культурой, враждебной к новшествам, но на самом деле это не так. Металлисты просто не любят, когда металл перестаёт быть металлом, и я их понимаю. При этом можно сохранить саму суть металла, добавляя в него что угодно. Мы вот в своё время добавили бразильские народные мотивы с перкуссией, а Metallica обратились к кантри — своему, можно сказать, чисто американскому фолку. Думаю, именно поэтому металл оказался таким живучим жанром. Его всё пытаются похоронить, а он и не думает умирать, только прогрессирует. Вот поэтому мы и сделали «Machine Messiah» именно таким. Для меня он является новым началом в истории группы, открывает новую эпоху в нашем творчестве. Первые 30 лет Sepultura закончились вместе с альбомом «Mediator», а теперь мы перешагнули на новый уровень, и я совершенно искреннее считаю этот период лучшим моментом в истории группы. Мы сейчас
на пике формы. За эти 35 лет весь мир так изменился, и мы успели пройти через все эти перемены. Ты сам подумай, даже с точки зрения технологии: Sepultura застала переход с винила на кассеты, с кассет на диски, с дисков на загрузки mp3, с них на онлайн-прослушивания. И вот всё это меняется, а Sepultura всё ещё на сцене! Ну не круто ли?

Ещё как круто, Андреас! Мне приятно слышать от тебя эти речи об экспериментах, о свободном подходе к творчеству, об открытости новым идеям — и вот почему. На самом деле все те же самые слова мы слышим каждый год почти от всех музыкантов, которые пытаются впарить нам свои новые альбомы. Только вот большинство артистов этими словами лишь пытается оправдать смягчение звучания ради попадания в мейнстрим. Как-то, чёрт возьми, получается, что все металлисты рвутся экспериментировать с попсой, кантри и рэпом, а не с джазом, классикой и авангардом. Ты же, в отличие от них, честен, потому что «Machine Messiah» действительно полон свежих идей, не обусловленных жаждой наживы.


Ха-ха-ха, это точно, многие готовы что угодно наговорить, лишь бы продать свой новый альбом. Может, кому-то и мои слова покажутся неискренними, я уж не знаю. Но мне приятно слышать от фанатов и от журналистов вроде тебя, что наши старания оказались оценены по достоинству.

Давай ещё кое-что уточним насчёт ретроспективного тура. Макс и Игорь уже приезжали к нам пару раз с подобной программой, но они останавливались на конкретных альбомах — пару лет назад исполняли целиком весь «Roots», а в прошлом году исполняли большинство песен с «Beneath the Remains» и «Arise». Что-то подобное вы не планировали делать?

Нет-нет, мне такое не по душе. Пусть парни делают, что им вздумается, но мне не хотелось бы катать по всему миру какой-то один альбом из далёкого прошлого. Мне понравилась идея с хронологическим сет-листом, потому что она охватывает всю историю Sepultura, представляет нас во всей красе. А вытаскивать из загашника какой-то один альбом, пусть даже самый популярный, и выжимать из него все соки — это как-то нечестно, на мой взгляд. Не думаю, что мы будем так делать. Тут ведь ещё дело в том, что текущий тур очень удачно расположился между «Machine Messiah» и следующим альбомом. С помощью этих концертов мы, думаю, подготовим поклонников к очередному шагу вперёд.

О, новый альбом! Вы уже записываетесь?


Нет, мы ещё на этапе сочинения материала и проработки демо-записей. У нас сейчас в работе 8 или 9 песен, пока ещё в сыром виде: только гитары и барабаны. Паоло работает над басовыми аранжировками, Деррик тоже вовсю трудится над вокальными партиями и текстами, я тоже немного пишу слова. В общем, нам ещё нужно время, чтобы поработать с музыкой, а в студию мы отправимся где-то в августе. Снова поработаем с Йенсом Богреном.

Значит, снова поедете в Швецию?

Да, как и прошлый альбом, этот мы будем записывать в Швеции. Нам всё очень понравилось в прошлый раз, так что мы решили не чинить то, что не сломано. Йенс отличный парень, настоящий профессионал в области продюсирования, сведения и мастеринга. Он сам тоже ждёт не дождётся, чтобы снова поработать с нами, так что это взаимная любовь, ха-ха.

Стоит ли нам ожидать каких-то абсолютно новых музыкальных приёмов на новом альбоме? Чего-то такого, чего мы ещё никогда не слышали у Sepultura?

Да, стопудово! Я не хочу сейчас говорить, что конкретно, но там определённо будут места, которые всех удивят. И я бы не сказал, что это какие-то надуманные, вымученные фишки. У нас это не так происходит. Как только мы определяемся с направлением, в котором хотим двигаться на этот раз, мы уже не останавливаемся, только двигаемся вперёд к цели. У нас уже есть название альбома, мы работаем над обложкой, стараемся как можно точнее визуализировать суть новых песен.

Вы делаете обложку ещё до окончания работы над музыкой?

Да, тут двустороняя связь. Имея перед глазами чётко сформулированный образ, нам проще создавать музыку. Есть изначальная идея, некий эмоциональный замысел, который можно изобразить и с помощью звука, и с помощью текстов, и с помощью кисти художника. Песни вдохновляют обложку, а обложка вдохновляет песни, как-то так. Вот даже в прошлый раз у нас уже было название «Machine Messiah» и готовая обложка, когда ещё не было написано даже половины всей музыки для альбома. Это опора, которая помогает сохранять выбранный изначально курс.

Вы играете вместе, импровизируете в поисках новых идей, или же вы просто обмениваетесь готовыми риффами и мелодиями, которые каждый сам придумывает у себя дома?


И то, и другое. Мы начали ещё в прошлом году, и начали именно с обмена демками — прежде всего, я и Элой стали показывать друг другу свои наработки гитарных и барабанных партий. Тепер
ь же мы вдвоём джемуем в студии, слушаем всё это живьём. Паоло и Деррик скоро тоже присоединятся к нам. Это самый удобный способ работы. Мы не тратим лишнее время на бесконечные импровизации всей группой, но всё же оставляем довольной большой простор для изменения готовых идей, доведения их до совершенства.

Я рад, что ты с самого начала интервью так много говоришь об Элое Касагранде, потому что я хотел остановиться на нём отдельно. Он очень молод — когда он только родился в 1991 года, Sepultura готовила к выходу свой четвёртый альбом «Arise» и уже собирала полные залы по всему. Это так необычно, но при этом невозможно отрицать, что он феноменальный барабанщик — многие выделяют его как одного из лучших современных ударников в металле.

Да, с этим не поспоришь, нам очень повезло найти такого удивительного парня! Хотя мы, конечно, не одни такие. Например, Black Sabbath отыграли свой последний тур с барабанщиком Томми Клафетосом — у него разница в возрасте со старичками ещё больше. Если не ошибаюсь, он родился примерно когда Sabbath уже сменили Оззи на Дио, прикинь, ха-ха-ха! Джей Вайнберг тоже лет на 10-15 моложе остальных ребят из Slipknot. The Who выступали с сыном Ринго Старра, ну и так далее. Барабаны в роке — это такая штука, которая требует очень много энергии. Надо одновременно быть и быстрым, и сильным — мало кому удаётся сохранить эти качества к 40-50 годам, поэтому молодые барабанщики так востребованы. Конечно, Йену Пейсу из Deep Purple уже 70 лет, а он лупит всё так же мощно и технично, но таких уникумов немного. Но Элой не просто какой-то глуповатый мальчишка с сильной подачей. Он очень умный парень, очень опытный в музыке, у него безупречная дисциплина. С ним приятно поговорить о чём угодно, он понимает и чувствует музыку гораздо глубже большинства музыкантов, которым годится в сыновья. Также очень важно, что мы даём ему свободу творчества, а не пытаемся давить на него авторитетом старших. Он не боится отстаивать свои идеи, а мы прислушиваемся к нему без оглядки на возраст. Потому что нам нужен именной такой барабанщик. Да что уж там, в Sepultura всегда были великолепные барабанщики: Игорь Кавалера, Жан Долабелла. Даже в перерыве между ними двумя с нами гастролировал не абы кто, а Рой Майорга — крутейший барабанщик.

Хорошо, что ты вспомнил и прошлых барабанщиков группы. Честно говоря, если посмотреть на эти имена, то можно заметить, что все эти ребята отличаются очень мощной подачей. Не просто скоростью, а именно сильным ударом. Игорь до сих пор сохраняет свою чудовищную атаку, которой славился ещё с ранних дней Sepultura, и Элой тоже заметно отличается среди остальных именно тем, что лупит палками как бешеный.


Да, это просто необходимость для нас. У нас всегда была очень злая музыка с бешеной энергетикой, да я и сам всегда луплю по струнам как конченный, ха-ха-ха. Так что Элой достойно несёт дальше знамя Игоря, тут без сомнений.

Раз уж мы заговорили о сменах состава и необходимости нести знамя, я хотел бы вспомнить приход в группу Деррика Грина. Прежде Макс отвечал за ритм-гитару, и, если я не ошибаюсь, первое время Деррик тоже выступал с гитарой, но довольно скоро перестал, полностью сосредоточившись на вокале. Почему?

Ну, потому что он не гитарист для металла. Да, он вполне может сладить с гитарой, но ему ближе игра в духе панка и хардкора: такой чёс по аккордам с расслабленной правой рукой. Этого недостаточно для исполнения зубодробительных трэшевых риффов. Я ему сказал: если хочешь играть на гитаре в Sepultura, то для начала попробуй полностью разучить и сыграть альбомы вроде «Kill 'em All» Metallica, «Bonded by Blood» Exodus и «Reign in Blood» Slayer. Это школа! Если ты можешь сыграть гитарные партии с этих альбомов, значит, ты готов рубить трэш в Sepultura. В общем, Деррик изначально пришёл к нам с гитарой, потому что играл на ней в своих предыдущих группах. И даже на первых концертах с нами он брал её в руки только в паре песен, может, в четырёх, но никак не на весь сет. Он не был уверен в своих силах настолько, чтобы полноценно брать на себя ответственность гитариста Sepultura. Как только он отложил гитару, он стал более раскованным на сцене и как фронтмен, и как вокалист. Он стал лучше общаться с публикой, играться с перкуссией, чем и до сих пор занимается.

Ты не жалеешь, что так сложилось? Не чувствуешь, что группа что-то утратила?

Нет, ничуть. Мы не обязаны были играть в две гитары только потому, что раньше Макс играл на гитаре. Группа изменилась, музыка изменилась, аранжировки изменились. Мы решили работать с тем, что имеем, не бегая в поисках стопроцентной замены Максу. Но для таких изменений нужно время и опыт. Мы попробовали Деррика с гитарой — поняли, что это не работает, и оставили его в покое, дав полностью раскрыться с вокалом.

Ну смотри, пока Макс был в группе, ваш
а музыка не отличалась какими-то сложными аранжировками, требовавшими двух гитар. Как правило, это требовалось лишь в тех местах, где ты играл соло, а Макс продолжал играть рифф. Но ведь сейчас всё иначе. Я включаю заглавную песню «Machine Messiah» и там в некоторых местах звучит одновременно по 3-4 разных гитары: перебор на чистом звуке, мощный рифф на ритм-гитаре и две солирующие гитары с гармонией. А в итоге тебе одному приходится исполнять это всё живьём — не слишком ли для одного?


Мы все эти варианты прорабатываем живьём, прежде чем окончательно определиться с аранжировкой на альбоме. Вот, например, в той песне, о которой ты говоришь, я использую педаль с эффектом гармонайзера — она автоматически дублирует сигнал в другой тональности, и это звучит как две гитары. Иногда мне на сцене или за сценой подыгрывает мой гитарный техник, он тот ещё мастак. Но это лишь в отдельных местах. Но даже если бы у меня не было техника и педалей, мы могли бы включить какие-то дорожки фонограммой. Иногда так и делаем, особенно со всякими скрипками и звуковыми эффектами, которые живьём вообще не повторить. Ты прав в том, что последним альбомом мы бросили вызов сами себе — нам пришлось искать новые решения, чтобы исполнить эти песни живьём, и мне это нравится. Теперь мне выносят на сцену акустическую гитару на стойке, чтобы я мог быстро переключаться с неё на электрогитару. Мне раньше такого делать не приходилось.

И это ещё один пример развития тебя как музыканта, верно?

Да, опять что-то новое. Но я тебе честно скажу, у меня нет цели полностью повторять живьём то, что звучит на альбоме. Это другая ситуация, другое исполнение, другой вид искусства. Вот взять Led Zeppelin — у них на записи тоже порой слышно 4-5 гитар, но Джимми Пейдж не пытался повторить всё сразу. Они аранжировали всё совершенно иначе для концертов, и это звучало очень свежо. В студии музыканты используют все эти эффекты и наложения лишь потому, что могут себе это позволить. И слушатель может оценить аранжировку, внимательно слушая альбом у себя дома в наушниках или на хороших колонках. Когда же он идёт на концерт, он берёт пивка, угорает с друзьями, подпевает, орёт, прыгает в мош — ему для этого не нужна многослойная аранжировка, достаточно лишь ухватить основной грув песни. Те же Black Sabbath, Pantera, Van Halen тоже экспериментировали в студии, но живьём играли довольно просто, создавая новую атмосферу в тех же песнях, более живую и честную — и все их обожали! А если кто-то так уж нестерпимо хочет именно полного впечатления, то он просто переслушает альбом в удобной обстановке.

В общем, у вас нет планов включить в концертную программу вторую гитару в том или ином виде?

Нет, точно нет. Это ведь не так просто — взять и вывести на сцену какого-то парня с гитарой. Он ведь должен путешествовать с нами по всему миру, быть частью команды, вписаться в систему Sepultura. Ну, и для того, чтобы создать хороший гитарный дуэт, у меня с ним должна появиться какая-то творческая связь, может, даже эмоциональная. Это же серьёзное дело.

О нет, я не имел в виду пятого участника группы! Я скорее говорил о том, чтобы вернуть гитару Деррику, раз уж у него уже был такой опыт.

Нет, нет, это уж точно. У Деррика нет той техники, чтобы вывезти наши гитарные партии сейчас.

Всё, теперь ясно. Напомни, с какими музыкальными брендами у тебя сейчас есть договорённости о рекламе и эндорсменте?

Я сотрудничаю с Jackson, Fender и Charvel, которые последние лет 20 являются частями одной большой компании. Но я и без этого контракта играл на этих гитарах почти всю жизнь. Также давно работаю с производителем гитарного усиления Orange.

Эти бренды когда-нибудь выпускали твои именные модели гитар?


Было дело в Бразилии, где-то 6-7 лет назад местная компания Seizi выпустила именную гитару по договорённости со мной. Но как-то у нас не сложилось это надолго. Не получилось всё сделать так, мы хотели. Но сами инструменты были очень классными, я до сих пор на них иногда играю. Тем не менее, именно бизнеса из этого всего не вышло.

У тебя есть какая-то основная гитара, на которой ты обычно записываешься в студии, или ты всегда пользуешься разными?


Специальных студийных гитар нет — я записываюсь на тех же, с которыми выступают живьём. Конечно, прежде всего это моя старая Charvel с наклейками, которая так или иначе звучит на каждом альбоме Sepultura. Даже если не большую часть дорожек, то уж хотя бы пару соляг я на ней точно запиливаю каждый раз. Это просто классная гитара, к которой я давно привык, меня в ней всё устраивает, поэтому я всегда держу её при себе, безотказный вариант. Мы с ней вдвоём отлично спелись, ха-ха. Но помимо неё у меня всегда много других гитар в студии: пробую что-то новое, разные гриф
ы, разные звукосниматели. Просто чтобы был выбор. На последнем альбоме я также использовал гитары, которые были в студии Йенса — Gibson SG и Gibson Les Paul. Но только для каких-то особенных моментов, то тут, то там. В студии всегда должен быть выбор, свобода играть что угодно и на чём угодно.

Хорошо, давай теперь снова отмотаем время назад немного. Лично я был на двух концертах Sepultura — в 2009 году и в 2015. На первом из них в зале было человек 500, не больше. Мне было очень обидно это видеть, вы тогда приехали с программой «A-Lex», жарили как следует, да и название Sepultura давно было у всех на слуху, но, тем не менее, зал был полупустой. А вот в 2015 зал уже был забит под завязку, может, тысячи две человек было. Я не знаю, может, у вас с менеджментом или рекламой были проблемы — тогда, в 2009 году вы чувствовали себя на дне или так было только в России?


Трудно так сказать, конечно, сейчас уже всего не упомнишь. Я бы не стал судить о популярности группы только по продажам билетов. К тому же, в 2008 году весь мир страдал от экономического кризиса, последствия которого многим приходится расхлёбывать по сей день. Тем не менее, мы всё равно были в дороге, гастролировали по всему миру и исполняли свою музыку. Могу лишь поблагодарить тех 500 ребят, которые пришли на тот концерт — мы играли для них и, надеюсь, они остались довольны. Пожалуй, мы вжарили достаточно хорошо, раз несколько лет спустя зал был уже полным. Мы играли для тех, кто пришёл, а не для тех, кто остался дома. Я из тех людей, кто видит стакан наполовину полным, ха-ха. Организатор концерта может отменить шоу из-за слабых продаж билетов, но если уж он решил провести шоу, то мы точно не откажемся, даже если в зале будет 500 или 200 человек, или даже меньше. Мы играем для тех, кто чувствует нашу музыку, кто относится к ней страстно, и мы отвечаем с той же страстью. Глупо было бы, знаешь, лететь через весь земной шар из Сан-Паулу в Москву лишь для того, чтобы лениво отыграть слабенькое шоу. «A-Lex» был концептуальным альбомом, и я помню, что многие не оценили его идею — может, с этим связана низкая посещаемость концертов. Но я смирился с этим, это риск, на который мы шли сами. Sepultura никогда не боялась рисковать, иначе мы бы никогда не сделали чего-то нового. Я горжусь тем альбомом и горжусь теми концертами, меня это мотивирует.

А ваши самые первые концерты в России ты помнишь, 1992 год?

Охо, ещё бы! Я помню, мы тогда выступили в Москве и Санкт-Петербурге, а затем отправились в Латвию и Литву. Все переезды были только на поездах. Мы выступали в огромных залах, на хоккейных площадках — это было просто невероятно! Я знаю, что жизнь тогда была не очень, особенно в Латвии и Литве была просто тотальная нищета после развала СССР. Тем не менее, организаторам как-то удалось запустить шоу и продать достаточно билетов. Думаю, люди охотно шли на эти концерты, потому что хотели расслабиться хотя бы ненадолго, выплеснуть куда-то всю свою обиду и злость от социальных и экономических проблем. Я очень горжусь тем, что нам выпала возможность сыграть у вас именно в такое непростое время.

Ты с тех пор неоднократно посещал Россию. Насколько сильно всё изменилось здесь, по-твоему?

О, всё кардинально поменялось! Разумеется, к лучшему. И в Литве, и в Латвии, и, разумеется, в России всё с виду стало гораздо лучше. В 2015 году мы отработали целое турне по одной только России — 16 концертов в разных городах. Мы играли в Южно-Сахалинске, который вообще где-то на другом краю страны находится, ещё 5 концертов было в Сибири, ну и всё такое. Я очень люблю Россию, это одна из моих любимых стран для выступлений живьём. У вас приятные люди, очень вкусная еда, бешеные толпы на концертах. Страна просто огромная, между городами приходится путешествовать и на поездах, и на автобусах, и на самолётах. Вот, считай, мы к вам ездим с самого 1992 года, уже целых 27 лет, и страна меняется у нас на глазах. Организация у вас всегда хорошая, никогда не было проблем. Ну, и встречают нас в России всегда очень круто.

Да, могу тебя заверить, Sepultura — одна из самых любимых и уважаемых металлических групп в России.

Хах, спасибо! (сказал по-русски)

Отлично. Думаю, у меня осталась последняя тема в этом интервью, но она довольно сложная. Я ранее уже делал интервью с Игорем и Максом, они оба живут не в Бразилии — один в Британии, другой в США. Но ты остался на родине. Ты когда-либо переезжал из Бразилии?

Да, в 90-х мы всей группой переехали в Финикс, штат Аризона. Если не ошибаюсь, Макс до сих пор там и живёт. Где-то в 91-92 мы туда переехали, а вернулся в Бразилию я примерно в 2001-2002.

Почему ты решил вернуться?

Потому что всё изменилось. Макс ушёл из группы, мы стали другими, искали новый менеджмент, нового продюсера, новую гастроль
ную команду и всё такое. Нам захотелось вернуться к своим корням и перезапустить всё с самого начала. Мы ещё пожили в Финиксе несколько лет после ухода Макса, у меня там даже родился ребёнок, сын Йохан в 1997. В общем, мы просто решили вернуться домой. Дело в том, что мы изначально переехали в США задолго до больших перемен в этой стране, которые произошли после 11 сентября 2001 — после того теракта, ну или как там это теперь называют. Вот до тех пор быть приезжим иностранцем в Штатах было легко, а после теракта стало не очень.

Я спрашивал Макса и Игоря о политике, но они честно отвечали, что не живут в Бразилии и поэтому не могут прям уж так глубоко анализировать происходящее там. Но ты-то можешь что-то сказать о текущей обстановке в стране? Классические альбомы Sepultura переполнены критикой государства, вы всегда были на самом острие политической борьбы в мире металла с такими лозунгами, как «Refuse / Resist». Что же ты можешь сказать о бразильском обществе и государства сейчас?

У меня складывается впечатление, что политика в любой стране мира — это сплошной бардак. В Штатах Трамп пытается построить эту сраную стену, у Путина в России тоже какие-то враги повсюду, и тому подобное. У нас в Бразилии сейчас новый президент, который сильно отличается от всех, кто возглавлял страну последние 20-30 лет. Многое меняется, люди спорят о том и сём, но это свобода мнений, это демократия. Мне кажется, это самое главное. Общество, которое может спорить, обсуждать, выбирать — это здоровое общество. Раньше бразильцы вообще не интересовались политикой, поэтому ворьё во власти спокойно садилось нам на шею. Но после всех коррупционных скандалов последних лет люди стали уделять политике больше внимания. Предыдущий президент сейчас сидит в тюрьме вместе со своими приспешниками. Народ узнал из новостей, что на самом деле скрывается за красивой ширмой политики — воровство, убийства и грязь. Простые бразильцы стали понимать, что на самом деле должен делать сенатор, чиновник, президент ради процветания страны. Тем не менее, каждый остаётся при своём мнении: один левый, другой правый, но компромиссы находятся в честной политической борьбе. Главное, не спускать глаз с политиков, держать их под общественным контролем и пускать всё на самотёк. Надеюсь, следующее поколение бразильцев будет уже более ответственным в отстаивании своих гражданских прав.

Лично ты поддерживаешь нового президента Болсонару?


Нет, я не правый и не левый, я лишь поддерживаю конкретные идеи на благо своей страны. А такие идеи порой выдвигают и левые, и правые, и нам всем лишь надо научиться договариваться и поддерживать друг друга. Самая ужасная глупость вот этого разделения людей на политические фланги в том, что из нас пытаются сделать врагов друг другу, которыми мы не являемся. Это же просто какой-то идиотизм. Мы все граждане Бразилии, мы все равны, и мы все должны служить на благо страны, а не грызть друг друга за политические убеждения. Это же не футбол, где ты носишь майку своего клуба и болеешь за него только потому, что ты его фанат. Это серьёзные вещи, от которых зависит наша жизнь и будущее наших детей. Будь собой, занимайся любимым делом, имей уважение к чужому мнению, даже если оно отличается от твоего. Я, пожалуй, больше поддерживал те идеи, которые были в обществе до прихода Болсонару, но если он в состоянии сделать нашу жизнь лучше, я не буду выступать против только потому, что он на другом фланге. Я поддержу всякого, кто делает реальную работу, чтобы вытащить Бразилию из грязи. К сожалению, в один миг всё не решается даже с новым президентом. В стране ещё море проблем, чудовищная статистика по насилию, штат Рио-де-Жанейро просто разворован и почти уничтожен коррумпированными чиновниками, его бывший губернатор тоже сидит в тюрьме за кражу миллиардов долларов. Это грустно, но это и радостно — наконец-то политики стали попадать за решётку, а не выходить сухими из воды.

Значит, вы движетесь к тому, чтобы простой народ больше не страдал, как в ваших старых текстах?

Да, хотелось бы в это верить. Конечно, если сравнить с ужасным кризисом в Венесуэле, у нас-то всё довольно спокойно. Там уже с едой проблемы, с электричеством, с медициной, люди просто в отчаянии. Думаю, нам всем в Южной Америке стоит посмотреть на Венесуэлу, учесть их ошибки и, может, помочь им вернуться к демократии. Хватит уже с них Чавеса и Мадуро, людям нужен свободный выбор. Так же получилось не потому, что они левые или правые, а потому, что они вороватые сволочи. Венесуэла — прекрасная страна, мы там выступали много раз. Она была одной из главных стран Южной Америки, и эти подонки её просто уничтожили. В Бразилию сейчас стекается очень много беженцев оттуда, мы стараемся помочь. Это недопустимая ситуация, такого не должно быть.

Отлично, Андреас, спасибо тебе большое за этот разговор. Было приятно узнать в тебе не просто бешеного металлюгу, а умного, честного и доброго человека. Увидимся на концерте!

Да, дружище, и тебе спасибо за приятную беседу! Мы с удовольствием возвращаемся в Россию, так что ждите угара в очередной раз!

Беседовал: Шамиль Усаров
Благодарим JC Sound и Алексея Кузовлева за организацию интервью



6 апр 2019
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )



просмотров: 7354




/\\Вверх
Scorpions Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом