Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Mike Portnoy


Всегда бесит, когда барабанщиков считают какими-то "недомузыкантами"...

Prologue
Майк Портной всегда имел славу этакого человека-парохода о восьми щупальцах, который успевает по-цезарски делать несколько дел одновременно не только, собственно, за барабанной установкой, но и вообще в своей карьере. Даже будучи постоянным членом Dream Theater, он умудрялся играть в многочисленных сайд-проектах, а уж после ухода из стана патриархов современного прог-металла Портной и вовсе пустился во все тяжкие, меняя коллективы как барабанные палочки по ходу концерта. Однако по прошествии семи лет полной свободы творчества после болезненного расставания с главной группой всей своей жизни, Майк всё-таки вернулся к её богатому наследию.
Собрав команду молодых малоизвестных музыкантов под вывеской Shattered Fortress, он отправился в мировое турне с программой, под завязку набитой его любимыми песнями Dream Theater. В тот раз мы поговорили с Портным за час до московского концерта, но по ряду причин не смогли опубликовать интервью сразу. Как ни странно, сейчас его особенно интересно почитать, чтобы оценить безумный темп творческой жизни этого человека. Прошло меньше года, но уже многие планы, о которых Майк поведал нам летом 2017, успели не только воплотиться в жизнь, но и отойти в прошлое. И вот уже в московской афише на сентябрь маячит концерт его нового супер-проекта Sons of Apollo... что ж, давайте отмотаем время назад и узнаем, как Майк Портной оценивает своё текущее состояние и что думает о самой горячей теме воссоединения Dream Theater в классическом составе.

Привет, Майк! Пару лет назад я делал такое же интервью с Джоном Петруччи — он пришёл прямо из спортзала, весь потный, поэтому попросил обойтись без видео.

Ха-ха, ну да, он такой. Меня можно снимать.

Да я вот как-то без камеры.

Чёрт, всё невпопад, ха-ха-ха, ну ладно.

Ну что ж, это уже какой приезд в Россию для тебя? Третий, четвёртый?

Хммм, надо подумать. Не могу точно вспомнить, сколько раз я был здесь с Dream Theater — один или два.

Два, точно два.

Ага, значит, два. И потом ещё раз был с Шериньяном, Шиханом и Макалпайном. Значит, это четвёртый.

За все четыре приезда ты успел хоть немного узнать Россию, погулять тут?

В один из первых приездов мы гуляли по Красной Площади. Ну, потому что все первым делом бегут туда пофоткаться. Честно говоря, если я один раз для галочки сфоткаюсь в таком важном месте, мне этого хватит за глаза, ха-ха. Щёлк на фоне Эйфелевой башни — я был в Париже. Щёлк на Красной Площади — я был в Москве. Во все следующие приезды я просто торчу в гостиничном номере и расслабляюсь.

Ах, з
начит, ты не из тех рок-звёзд, которые любят путешествия?


Определённо, не из тех. Один раз увидел и успокоился. Дальше просто смотрю кино в номере, ха-ха-ха!

В любой другой ситуации я бы задал тебе миллион вопросов про все миллионы твоих проектов. Но в этот раз ты приехал именно с материалом Dream Theater, поэтому и говорить придётся больше о них. Ты не против?

Давай так. Ты можешь задавать любые вопросы, которые касаются тех 25 лет, что я провёл в Dream Theater. Но я не хочу говорить о том, чем они занимаются сейчас.

Без проблем, договорились. Давай тогда начнём с конца. Когда ты ушёл из Dream Theater, у твоих ног оказались тысячи новых проектов, такое возвращение в бурную молодость. Честно говоря, мне и сейчас, глядя на тебя, трудно поверить, что тебе 50 лет, отлично выглядишь!

О да, спасибо, именно так всё и было, прям второе дыхание открылось. Одной из песен, которую я написал в Dream Theater, была Finally Free — вот именно так я себя и почувствовал, когда ушёл из группы. Наконец-то свободным! Свободным делать что угодно. Я всегда был трудоголиком. Даже в такой сильной и разносторонней команде, как Dream Theater, я старался делать свой вклад во всё: от видео до мерча, от продюсирования до веб-сайта, от фан-клуба до оформления сцены. Разумеется, как только я остался один на один со своим шилом в заднице, я начал творить миллион дел одновременно. Я создал Flying Colors и Adrenaline Mob, начал записываться с Нилом Морсом, поработал с Джоном Сайксом, потом были Winery Dogs...

(менеджер рядом громко говорит по телефону)

Слушай, как по-русски сказать quiet?

Тихо.

Как, тика?

Да, тихо.

Эй, тика! ТИКА! Тика, окей?

(менеджер извиняется и отходит)

Ха-ха, ну так вот. У меня прямо крылья за спиной выросли, и я принялся за работу на всех фронтах. Я смог переиграть столько разной музыки, поработать с такими разными музыкантами. Я почувствовал себя свободным.

Что ж, похоже, что с тех пор ты прошёл полный цикл и снова вернулся к материалу Dream Theater, гастролируя с проектом Shattered Fortress. Ты скучал по этим песням?

Слушай, если честно, не очень-то я и скучал. Я 25 лет этим занимался и успел привыкнуть к этим песням, зачерстветь даже немного по отношению к ним. 25 лет — это вдвое больше, чем вообще существовали The Beatles или Led Zeppelin. Это очень большой срок. Я не буду врать, что дико по ним скучал, но я определённо получаю удовольствие, исполняя их вновь. В том числе благодаря реакции фанатов, ведь они так радостно их принимают. Мне очень приятно это видеть. Но у меня всё-таки очень много всего теперь творится в жизни и на сцене, я просто не успеваю скучать по чему-либо, даже если это классические треки Dream Theater.

Это скорее точка, чем начало новой главы?

Да, что-то в этом духе. Когда закончится тур Shattered Fortress, я снова ворвусь в дюжину проектов разом и ещё долго не вспомню про Dream Theater. В конечном счёте эта концертная программа — не виток моей карьеры, а просто небольшой подарок фанатам, которые соскучились по этим песням в моём исполнении. Будем считать, что это мой подарок им на мой 50-летний юбилей, ха-ха-ха!

Тогда, может, приоткроешь завесу тайны, что за проекты нас ждут в ближайшем будущем?

Конечно, прежде всего это новый альбом Metal Allegiance. Барабаны уже записаны от и до, я сам всё сделал. У меня также будет новый проект с Дереком Шериньяном, ещё много всякого. В общем, Shattered Fortress остаётся в прошлом.

Кстати, тебе пришлось повторять эти песни или заново разучивать что-то?

О, нет, у меня отличная память, я могу сходу сыграть практически всё, что когда-либо играл за свою карьеру. Серьёзно! Дай мне любую песню Avenged Sevenfold, и я её сыграю тебе прямо сейчас! Любую песню Dream Theater или Transatlantic — что угодно, у меня память как у слона.

(из телефона Майка звучит дримтеатровская песня Home, с аналогичной надписью на экране
)

О, прости, мне звонят из дома... ладно, потом перезвоню. Так?

Значит, у тебя хорошо развита долгосрочная память, раз ты умудряешься держать в голове столько музыки. Ты ведь играл полные сеты с Avenged Sevenfold и Twisted Sister — не пару песен, а полные сеты по 10-20 песен.

Хо-хо, больше тебе скажу! Были случаи, когда в течение одной недели у меня было несколько разных концертов и с Twisted Sister, и с Winery Dogs, и с Нилом Морсом.

Вот это тренировка для памяти!

Знаешь, для меня это естественно, я не напрягаюсь ради этого. Я даже вот к этому туру не готовился, не слушал песни Dream Theater. Я был в турне с Нилом Морсом, потом репетировал новый материал с Дереком, записывал треки для Metal Allegiance... ёлки-палки, мне просто некогда было переслушивать Dream Theater, ха-ха-ха!

Название проекта Shattered Fortress намекает на то, что ты всё-таки исполнишь свою Сюиту 12 Шагов целиком, верно?

Да, именно так.

Круто! Но вот вопрос. Вся эта история с алкоголизмом и лечением — она ведь была уже довольно давно, столько времени прошло.

17 лет прошло, ровно 17.

Ну вот, почти два десятилетия. Ты всё ещё чувствуешь что-то личное в этих песнях после стольких лет или для тебя это уже просто музыка, как любые другие треки Dream Theater?

И то, и другое. Прежде всего, это очень хорошая музыка. Но и моя трезвость до сих пор очень много значит для меня. Я начал писать эти песни очень давно, Glass Prison вышла 16 лет назад, и каждая новая глава наваливалась как снежный ком. В итоге, даже после окончания Сюиты, я чувствовал, что дело не закончено — ведь надо было хоть раз сыграть её целиком.

Тебе не удалось сделать это с Dream Theater?

Нет, не удалось вообще когда-либо до этого тура. Так что одной из главных фишек этой концертной программы как раз была возможность наконец-то сыграть Сюиту целиком. Не только для меня, но и для фанатов.
В общем, да, отчасти ты прав, эти песни звучат для меня не так актуально, как в те времена, когда я их писал. С другой стороны, трезвость — это не факт, а процесс. Я не могу просто забыть о зависимости, я должен постоянно поддерживать себя в трезвом состоянии, я никогда не смогу от этого избавиться.

Да, говорят, что не бывает бывших наркоманов и алкоголиков.

Верно, бывают только завязавшие. И завязавшие они лишь до тех пор, пока снова не сорвутся. Поэтому надо держаться за свою трезвость всю жизнь, и мне это удаётся.

Что ж, я рад за тебя. Надеюсь, ты сохранишь эту уверенность навсегда. Давай пойдём дальше. Ты возишь установку с собой в этом туре?

Чаще всего да, но не на этот концерт в России. Местное отделение Tama предоставило мне подходящую установку. Но всю Европу я объездил со своей собственной.

Я помню первый концерт Dream Theater в 2009. Вы тогда только начали новый тур, перед московским концертом было лишь несколько выступлений на фестивалях. И там у тебя была новая акриловая установка с тремя бочками, просто огромная. Все здесь очень хотели её увидеть, но в Москву вы привезли обрезанную версию лишь с двумя бочками.

Да, увы, логистика не всегда поспевает в такие места, как Россия или Израиль, где мы играли вчера. Все эти огромные установки не так-то легко возить самолётами, а на автобусах до вас не доедешь.

И то верно. Я просто помню, что эту огромную установку все ждали как часть шоу, как трёхметрового Эдди у Iron Maiden.

Ну само собой, это часть шоу, просто у нас нет такого бюджета, как у Maiden, и личного самолёта тоже нет, ха-ха. В конце концов, барабанщик важнее барабанов, верно?

Трудно спорить. С другой стороны, я помню мастер-класс Йена Пейса из Deep Purple несколько лет назад. Он тогда разоткровенничался и сказал, что без проблем может сыграть всё на 4 барабанах, но он всегда ставит 9, чтобы это круче выглядело. Было неожиданно это слышать от настоящего ветерана, а не от выскочки-м
алолетки.


Нууууу, знаешь, я не могу сказать то же самое о себе. Я использую каждый инструмент в своей установке, всему нахожу применение и знаю точно, зачем нужна та тарелка или этот том. Но в итоге всё дело в барабанщике, конечно. Когда я ушёл из Dream Theater, я хотел попробовать побольше разных стилей, которые требовали разных установок. С Winery Dogs я играл на небольшой установке в духе Джона Бонэма. И зрители на наших концертах не чувствовали себя обделёнными. Я могу играть на установке из 4 инструментов или из 40 инструментов — в любом случае я выдам классное шоу. Я могу установить связь с аудиторией при любом раскладе, это самое важное.

Когда ты играл с Sister и Sevenfold, ты использовал расстановки их покойных барабанщиков или собирал кухню по-своему?

Нет, по-своему. Я ставил барабаны так, как считал подходящим для их музыки. Twisted Sister были металлом старой школы, Avenged Sevesnold — металлом новой школы. В обоих случаях большая установка была весьма в тему. Но если бы мне пришлось играть с Muse или U2, я бы собрал что-то поскромнее, подходящее для их музыки и шоу.

Ты знаешь, что твоя фамилия значит по-русски?

Tailor, конечно, портной.

Ты знаешь свои корни?

Насколько я знаю, русские у меня со стороны отца. Я родился в Нью-Йорке, отец мой тоже родился в Нью-Йорке. Если не ошибаюсь, дед мой тоже родился в Нью-Йорке, а вот мой прадед уже переехал из России.

Не знаешь, откуда именно?

Нет, к сожалению, они все уже умерли, мне просто некого спросить.

Ну, всё равно российским фанатам приятно иметь с тобой такую тонкую связь.

Да, это классно! Меня по всему миру спрашивают, что это за фамилия такая странная — Портной. И я всегда с удовольствием отвечаю, что она русская.

Да, наверно, за это у нас тебя по-особенному любят. Обсуждаешь так музыку, вот этот Джонсон, тот Джексон, а этот Портной — ого, наш парень!

Ха-ха-ха, да, отлично! Я только рад!

Вы сегодня будете играть что-то, кроме Dream Theater?

Нет-нет, только Dream Theater. Причём только те их песни, к которым я сам написал стихи. Всего таких песен в их дискографии около 30, так что у меня был выбор.

Вот интересный момент. Ты сказал про стихи. А что насчёт музыки? Ты когда-нибудь сочинял мелодии, риффы, аранжировки?

Конечно! Похоже, существует какое-то ужасное заблуждение, будто я умею только по барабанам стучать и стихи писать. Меня это просто жесть как бесит! На каждом из тех альбомов Dream Theater я был соавтором музыки и сопродюсером. Я знаю музыкальную теорию, ноты, сольфеджио, гармонию, аранжировку, я всему этому учился, я умею играть на гитаре, на басу и на клавишных тоже. Ко всем стихам, которые я написал, я же сам и сочинил вокальные мелодии. Я сочинял их, записывал ноты и давал Джеймсу разучивать.

А что насчёт гитарных риффов?

Что касается музыки в целом, её всегда писало трио, состоящее из меня, Петруччи и клавишника — будь то Кевин Мур, Дерек Шериньян или Джордан Рудесс. Каждый альбом мы фактически делали вот так втроём. Все приносили свои заготовки и вместе их обыгрывали, и у каждого из троих было равное право голоса при подборе аккордов, нот, аранжировок и всего прочего. Вступительный рифф A Rite of Passage я придумал и напел на диктофон у себя дома, на кухне. Потом на репетиции включил им запись и мы уже вместе решили, что Маянгу стоит сыграть это на басу.

Ну вот мы и выяснили, какова была твоя роль.

Да, я всегда сочинял материал наравне с остальными. Меня всегда бесит, когда барабанщиков считают какими-то недомузыкантами, которые могут только держать ритм. В мире так много прекрасных барабанщиков-композиторов, те же Фил Коллинз или Дон Хенли.

И они оба умеют петь, как и ты.

О да! Думаю, сегодня ты заметишь то, чего не хватает теперь на концертах Dream Theater — я очень много пою, почти в каждой песне. Иногда осн
овную партию, иногда гармонии, иногда обмениваюсь фразами с вокалистом. Например, в Constant Motion я вообще записал весь вокал от начала до конца — где-то в унисон, где-то в интервал, где-то дополнительной партией. Такие же моменты есть и в Dark Eternal Night, и в Panic Attack, да и ещё много где. В общем, концерты Shattered Fortress — хорошее напоминание фанатам о том, что в Dream Theater я был не только барабанщиком.

Вообще если говорить о твоём вкладе в Dream Theater, создаётся впечатление, что ты там был главным любителем тяжеляка. Вспомнить хотя бы все эти быстрые темпы с двумя бочками или даже бласт-бит в A Nightmare to Remember.

Да, определённо, я был металлистом номер один в этой группе. Откровенно говоря, когда мы собрались в 1985 году, именно я дал Петруччи и Маянгу послушать Metallica, они её до этого не слышали. Не говоря уже об Anthrax, Slayer, Megadeth, Exodus и другом тяжёлом музле, от которого я уже вовсю тащился в 1985. И вообще всю нашу совместную карьеру практически все инициативы по утяжелению звука исходили именно от меня.

С другой стороны, твоей любви к прогрессивной музыке тоже можно только завидовать, верно?

Вот уж точно, как-то я всегда это совмещал. Я всегда был лютым обожателем Yes, King Crimson, Genesis, знал наизусть абсолютно всё, что с ними связано. Потом ещё зафанател от пауэр-попа типа Jellyfish, Weezer, Radiohead. Я настоящий меломан, я люблю все стили и в каждый из них погружаюсь с головой. С какой бы группой я ни играл, я всегда стараюсь охватить максимум возможностей, чтобы лично прикоснуться к каждому музыкальному жанру в мире. Такой вот я музыкальный фанат, ничего не могу с собой поделать.

Возвращаясь к теме металла, пожалуй, Avenged Sevenfold были одним из самых тяжёлых твоих проектов?

Пожалуй, сейчас таким проектом стал Metal Allegiance, это моя металлическая отдушина. Ты только взгляни, с кем я там играю: чуваки из Slayer, Anthrax, Pantera, Megadeth, Testament, Death Angel, Mastodon, Lamb of God. Все эти ребята олицеворяют металл в по
лной мере. Керри Кинг, Фил Ансельмо, Алекс Скольник, Дейв Эллефсон — теперь это всё мои металлические дружбаны.

Я не хочу спрашивать тебя, хочешь ты или нет... я спрошу иначе. Как ты думаешь, считаешь, предполагаешь, сыграешь ли ты когда-либо ещё с Dream Theater?

Хорошо, что ты уточнил, потому что это определённо не то, что я ХОЧУ сделать сейчас или в обозримом будущем. У меня нет такого в планах, даже в самых дальних. Такое приходится уточнять в каждом интервью, чтобы потом где-нибудь на Blabbermouth не появился громкий заголовок о моём желании вернуться в Dream Theater, ха-ха-ха!

Ха-ха-ха, хорошо, желтушный заголовок мы сразу отрезали.

Но! Я могу сказать, что я всё ещё открыт для этого. Я думаю, что сотни тысяч фанатов заслуживают того, чтобы вновь увидеть меня на одной сцене с Dream Theater. Уже немало времени прошло и, вполне возможно, у группы появились новые поклонники, которые вообще не застали меня в её составе. Думаю, я бы обязательно сделал это ради фанатов, если бы предоставилась возможность. Хотя бы потому, что это самая большая часть моего музыкального наследия. Я вообще человек сентиментальный и я в таких случаях всегда оставляю дверь открытой. В нужное время, в нужном месте...

И всё-таки, как ты предполагаешь, это случится?


Я не удивлюсь, если этого никогда не случится. Потому что я слишком хорошо знаю этих ребят. Они не открыты для этой идеи так же, как я. Я буду рад ошибаться, ей богу. Я буду рад, если они откроются навстречу идее воссоединения. Но судя по всем интервью, что я слышал, они закрыли дверь наглухо и двигаются только вперёд. Что, впрочем, не особенно печалит меня, ведь у меня и так целое море проектов.

Не говоря уже о том, что ты всегда можешь порадовать фанатов такой программой, как Shattered Fortress!

Совершенно верно. Если уж на то пошло, то это не просто Майк Портной, уныло играющий старые песни Dream Theater. Я постарался создать атмосферу. Когда люди входят в зал, задолго до появления музыкант
ов на сцене, из колонок играют раритетные демо-записи Dream Theater из моих личных архивов. Затем вступление из фильма Психо, и тому подобное. Пусть это и не дело всей жизни для меня, но всё же я стараюсь дать поклонникам нечто большее, чем просто концерт. Хотя бы потому, что они могут этого больше никогда не увидеть — я имею виду Майка Портного, исполняющего песни Dream Theater. Независимо от того, в составе Dream Theater или нет. Но я всё-таки за то, чтобы сделать это вместе ещё один разок — как в нашей песне One Last Time.

Думаю, это отличные слова, чтобы поставить точку в интервью. Спасибо тебе за разговор, спасибо за честность и откровенность!

И тебе спасибо, до встречи!

Беседовал: Шамиль Усаров
Благодарим SPIKA Concert Agency за возможность взять это интервью.

27 май 2018
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )



просмотров: 2698




/\\Вверх
Pain Of Salvation Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.2,4350008964539    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом