Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Kamelot



Всем ветрам назло



Prologue
Все началось в далеком 1991 году, когда Томас Янгблад (Thomas Youngblood) и Ричард Ворнер (Richard Warner) решили создать группу Kamelot. С этого момента многое изменилось, несколько раз менялся состав, и постепенно группа из безызвестной американской формации превратилась в команду мировой величины. Несмотря на обширную дискографию и довольно долгую историю в России группа не была до этого, 2007 года. Да и тут, как говорится, без приключений не обошлось. Незадолго до концерта, который группа хоть и со второй попытки, но все-таки дала в Москве, нам удалось поговорить с двумя ее фронтменами – солистом Роем Ханом и гитаристом Томасом Янгбладом, которые являются основными авторами песен. Разговор получился долгий, и за его время ее участники успели поведать нам и о DVD, и о новом альбоме, да и просто помогли нам чуть-чуть больше узнать о группе…
Kamelot
Привет, Рой и Томас! Как дела?

Roy: Нормально!

Thomas: Превосходно, как у тебя?

Отлично, вот жду вашего московского концерта!

R: О, с этим вообще был кошмар. Наш тур-менеджер так затянул с оформлением виз, что было уже слишком поздно. В то время были какие-то российские праздники, а он тянул с визами до последних минут. Но я надеюсь, что в этот раз все получится! Я действительно жду этого московского концерта, поскольку мы впервые посетим Россию.

T: Да, это был сущий кошмар. Когда мы поехали в посольство, они просто закрыли перед нами дверь и отказались нас слушать. Мы правда пытались, но эти люди в посольстве, ты же знаешь…Они не сделают лишнего движения, чтобы помочь и войти в ситуацию, ведь легче же закрыть окно и просто сказать”нет!”

Чего вы ожидаете от Москвы, от российских фэнов?

R: Трудно сказать. Я никогда прежде не был в России, так что не знаю, чего ожидать. Посетить неизведанную страну всегда здорово. Судя по тому, что я слышал, российская аудитория великолепна и по-настоящему энергична. Я ожидаю только этого.

Почему вы решили создать оперный альбом? В чем его отличие от предыдущих, на ваш взгляд?

R: На самом деле это не оперный альбом. На нем всего одна оперная композиция - “Ghost Opera”. Альбомы “Epica” (2003) и “The Black Halo” (2005), были концептуальными, в отличие от нового, где мы хотели сочинить десять никак не связанных между собой треков. В целом, процесс сочинительства был по-настоящему обновлен, поскольку мы не думали о текстовой составляющей до тех пор, пока не создали музыкальную. С размахом, большим, чем когда бы то ни было, мы отвели вдохновляющую роль музыке, а не текстам. Я думаю, что это новый метод, что-то, что расширяет твой музыкальный ареал.

T: “Ghost opera” следует за альбомом “The Black Halo” (2005). Мне кажется, главное отличие заключается в том, “Ghost Opera” это наш первый неконцептуальный альбом за последние года четыре, наверное. Но тем не менее, все песни объединены общим чувством меланхолии. Возможно, этот альбом также немного мрачнее.

Насколько тяжело было записывать такой альбом?

R: На самом деле было не тяжело. Я имею в виду то, что тяжел каждый альбом, в том смысле, что мы всегда пытаемся создать идеал, всегда пытаемся развиваться. Мы ставим себе высокие планки. Возьми, например, “The Black Halo”: для нас это был тяжелый альбом, поскольку мы знали, что наши фэны многого ожидают от него. Знаешь, мы никогда не пытаемся соперничать с предыдущими творениями, а всего лишь пытаемся сотворить идеальную работу имеющимися в наличии ресурсами – я имею в виду людей, силы, время и деньги, потому что без этого ты не сможешь работать. Если пробуешь что-то делать, то пытайся сделать это своей лучшей работой – вот так мы и работали в этот раз.

Раз уж ты упомянул ваши прежние работы, скажи, что для тебя более сложно – сочинять концептуальные альбомы или всего лишь отдельные, не связанные друг с другом композиции?

R: Конечно, когда ты сочиняешь концептуальный альбом, то всегда приходится думать о лирической составляющей и создавать музыку, идущую в связке с текстами песен. Также ты
Kamelot
должен быть уверен, что все повествование должно быть в конечном счете связанным. Так что в этом случае приходится больше думать. Но, поскольку процесс сочинительства завлекает, то он не сложен, а просто занимает больше времени.

T: Я бы сказал, что неконцептуальные альбомы писать проще. Так как тебе не приходится думать о единстве всех песен. Сложно сказать. С одной стороны, концептуальный альбом требует много энергии и сил, чтобы связать все песни в одно целое. Нужно следить за тем, чтобы в смысловом плане песни следовали друг за другом, да и в музыкальном плане не должно быть разрозненности среди песен. С другой стороны, когда ты пишешь концептуальный альбом, тебе не приходится выдумывать новую тему и сюжет для каждой последующей песни, как в ситуации с концептуальной работой. Так что любая пластинка, будь то концептуальная работа или нет, это большой труд.

А ты не боишься, что такой, что такой альбом, как “Ghost Opera”, будет тяжело восприниматься из-за сложной структуры? Я слышала, что для некоторых фэнов это действительно так…

R: Я надеюсь, что нет! (смеется) Знаешь, мы всегда пытаемся расширять свой музыкальный кругозор и развиваться с каждым выпущенным альбомом; лучшее, что может быть – сделать альбом, которым мы вдохновлены. Надеюсь, что наши фэны последуют за нами в нашем музыкальном путешествии; по крайней мере, их часть, поскольку всем угодить невозможно. Кто-то хотел бы, чтобы мы звучали как на “The Fourth Legacy” (1999), кто-то – даже как на “Siege Perilous” (1998); ты знаешь, каков был наш уровень прошлых лет. Но мы всегда пытаемся сделать лучшую работу и надеемся, что люди будут способны последовать за нами.

T: Невозможно нравиться сразу всем. Многие люди воспринимают музыку тут же, как услышат, другим же нужно время, чтобы все понять и осмыслить, особенно, когда речь идет о концепции. Так что тут все зависит от конкретного человека, я думаю.

Пока вы сняли два отличных видео: одно на композиции, исполненные с Simone Simons из Epica, и другое – на композицию “Ghost Opera”. Кто был автором сценариев?

R: Да, мы сняли один клип с Simone на композицию “The Haunting” из “The Black Halo” и клип на “March Of Mephisto” оттуда же, при участии Shagrath'а из Dimmu Borgir. Сейчас у нас готово видео на трек “Ghost Opera”. Я бы сказал, что всегда все основано на текстах; я имею в виду сценарий. И, конечно, решения по поводу видео, по тому, как работать над ними, принадлежат и группе и режиссеру.

T: Один из клипов, с Симоне, делался шведским режиссером, это было два года назад, новый же клип на “Ghost Opera” снимался режиссером из Сербии из компании ICODE Team. Он проделал потрясающую работу, в клипе ему удалось раскрыть идею, которую мы закладывали в песню. Клип получился просто потрясающим! А сама песня “Ghost Opara”повествует об оперной певице. Когда ей было 18, она попала в оперу. И это событие просто сводит ее с ума. Для съемок мы нашли пожилую женщину, которая воображает, как бы все могло быть, будь она на сцене. Мы послали текст песни режиссеру, он все обдумал, нашел людей для клипа, балет, и в результате получилось превосходное видео!

Эти клипы появились в телевизионной ротации?

R: Да! “Ghost Opera” удачно вышел на MTV и он прямо се
Kamelot
йчас крутится на MTV везде! В Швеции, Норвегии, США, Франции, Бразилии, а также на многих телевизионных каналах меньшего масштаба, и это замечательно! В наши дни видео является чрезвычайно важным инструментом.

А как Shagrath оказался на “March Of Mephisto”?

R: Ну, нам нужен был кто-то на роль Мефистофеля – дьявола в нашем повествовании и, конечно, в произведении Гёте "Фауст". Мы очень хотели найти кого-то, кто обладал бы дьявольским голосом и кто смог бы достойно сыграть дьявола. И мы тут же подумали о Shagrath'е, потому что он обладает великолепным для музыки данного типа голосом; конечно, повезло еще и в том, что он живет в десяти минутах от меня. Так что выбор был настолько естественным, что я позвал его. До этого мы не были знакомы, и я очень боялся, поскольку так, как мы его видим, он выглядит недобро! (смеется)

T: Да, с Шагратом было очень легко. Все было очень просто: мы сказали ему о вокальной партии, которая у нас была для него, послали ему песню, она ему понравилась, и он согласился принять участие.И как только у нас всех было время, мы договорились и поехали в студию, которая располагается в 4 часах езды от Осло.

Какие композиции с “Ghost Opera” вы бы назвали центральными?

R: Ой, это очень сложно сказать… “Rule the World”, “Ghost Opera”, “The Human Stain”, “Love You to Death”, “Up Through the Ashes”, “Anthem” конечно. Ну вот, я перечислил почти все песни с альбома! (смеется) Каждый трек по-своему специфичен, так что все они – важные. Первое место я бы отдал композиции “Ghost Opera”, поскольку она – заглавная; более того, и первое видео было снято именно на эту песню. Затем я бы назвал “Rule the World”, “The Human Stain” и “Love You to Death” – это естественные кандидаты для последующих видео. Но тем не менее все треки являются важными, поскольку все относятся к этому альбому, и каждая композиция представляет собой элемент общей структуры альбома.

T: Для меня это, безусловно, “Ghost Opera”, “Rule the World” тоже, “Love You to Death”. А вообще, каждый раз, когда я слушаю альбом заново, я открываю для себя все новые и новые стороны той или иной песни.

А что вдохновило вас на написание песни “Love You To Death”? Связана ли она с какими-то личными переживаниями?

T: Песня написана по мотивам одной японской легенды о двух любящих друг друга молодых людях. Девочка, которой 15 лет, знает, что через несколько дней умрет, и она хочет сказать об этом своему возлюбленному. Она говорит, что обязательно вернется к нему в его жизни, и они снова будут вместе. А потом 18 лет спустя он встречает девушку, которая говорит ему, что она и есть ты самая возлюбленная, с которой 18 лет назад их разлучила смерть.

Очень красивая легенда. Почему вдруг Япония?

T: У Kamelot в Японии очень много фанатов, поэтому мы и решили написать балладу, основанную на их легенде.

Пишете ли вы при сочинительстве музыки и текстов о своем собственном жизненном опыте, о произошедших с вами случаях?

R: Знаешь, даже в песнях, где это выражено не столь явно, всегда так или иначе присутствуют твои собственные эмоции. Ты всегда пытаешься использовать свой личный опыт, в силу того, что он
Kamelot
гораздо более надежен, чем опыт "не из первых рук". Так что я думаю, что это присутствует во всем, что мы делаем. Но, конечно, существует ряд песен, которые определенно навеяны случаями, произошедшими с нами. Например, композиция “Anthem” посвящена моему ребенку. Я сочинил ее за три недели до его рождения. В музыкальном и лирическом аспектах эта композиция стоит особняком от других – в ней поется о свете и любви.

К слову, о семье. Что они думают о музыке Kamelot?

R: Конечно, все эти путешествия – бремя для моей семьи, однако им определенно нравится эта музыка и они понимают, что исполнение песен и сочинение песен является моей величайшей жизненной страстью. Мне повезло, что вокруг меня столько понимающих людей!

T: Да, моя жена любит Kamelot, хотя вообще она не фанат хэви-металла. Здорово, что Kamelot нравится даже тем людям, которые не являются поклонниками такой музыки. Мне кажется, в нашей музыке есть что-то уникальное – например, вокал Роя совершенно не типичен для хэви-металла. Так что моя жена разделяет мои интересы.

Вы берете с собой семью в турне?

R: Порой да. Сейчас это происходит все чаще и чаще, поскольку мы проводим в дороге все больше и больше времени, процессы записи длятся все дольше и дольше. Мы проводим так много времени вне дома, что берем семьи с собой.

T: Что касается семьи, то я стараюсь брать ее с собой в турне настолько часто, насколько это возможно. Моя семья – самое главное в моей жизни. Вот с дружбой дела обстоят не так просто. Когда ты музыкант, очень трудно иметь “нормальную” дружбу, если ты понимаешь, о чем я. (смеется) В общепринятом смысле этого слова. Вещи, которые я обсуждаю, абсолютно отличаются от того, о чем беседуют двое “нормальных” людей. (дружный смех) Дело в том, что музыкант со всеми своими турне, записями и музыкой отличается от всех остальных людей, потому что его реальность слишком сюрреалистична – каждый день ты в новом городе. Например, сегодня я думаю о том или ином городе, о Москве, например, а завтра я уже там, гуляю по Красной площади и фотографирую те места, которые еще вчера смотрел по компьютеру! У многих людей нет такой возможности. И очень здорово, что у меня такая возможность есть. Но немного сложно приезжать к своим друзьям и начинать говорить об этом. Что же до моей жены и дочери, то, как я уже сказал, очень часто они ездят со мной.

Том, а когда и почему ты решил стать музыкантом? И когда ты взял в руки инструмент? Твоя игра просто завораживает…

T: Я начал играть на саксофоне лет в 13, я думаю, но к гитаре я пристрастился позднее, лет в 17. Именно тогда я и стал задумываться о карьере музыканта. Очень трудно попасть на определенный уровень, найти свое место в огромной мире музыки. Нужно, чтобы тобой заинтересовался какой-нибудь лейбл, а это не так-то просто, нужно очень много работать. Но тем не менее, в 17 лет я уже знал, что буду музыкантом. Когда я услышал “The Number Of The Beast” Iron Maiden, я понял, насколько же это все классно! Эта группа была для меня своего рода идолом. Затем я стал работать над созданием своего собственного стиля, чтобы действительно чего-то стоить и быть уникальным в своем роде. На это ушло несколько лет, но в конечном итоге, у нас всех это получилось!
Kamelot

Вы выпустили потрясный DVD. Трудно было его сделать?

R: Куча работы! Просто куча работы! Фишка в том, что это было не так трудно, как долго. Мы довольно хорошо представляли, что мы хотим сделать, но порой это требовало больших ресурсов и больших денег. Сейчас у нас хороший бюджет от SPV, и мы шли по направлению к той точке, где единственным препятствием было наше воображение.

T: Мы работали очень усердно с того момента, как задумали это DVD, и до самого его издания. Мы должны были продумать все – включая специальных гостей. У нас был только один день для съемок, поэтому все должно быть приготовлено должным образом. Но в конечном итоге, мы все очень довольны результатом, он превзошел все наши ожидания! Естественно, не все получилось именно так, как мы хотели, но, тем не менее, результат просто потрясающий. Здорово слышать положительные отзывы о своей работе, здорово, когда различные группы и твои фэны говорят, что это один из лучших DVD, которые им когда-либо приходилось видеть. Для нас это очень важно. Что же касается того, трудно еам было его сделать или нет, то нам нет! (смеется) Мы просто отыгрывали наш обычный концерт. Но нас снимали с более чем 15 видеокамер, и я не думаю, что людям, ответственным за процесс съемки, пришлось легко! Вот Kamelot на сцене, вот Kamelot тут и там, и все ведь должно быть сделано должным образом. Мы же просто сфокусировались на самом концерте, на том, для чего мы, собственно, туда и приехали.

Вы удовлетворены результатами?

R: О, да, очень! Если честно, DVD вышел даже лучше, чем мы ожидали. Реакция по всему миру была феноменальной.

T: На все 100%!

Почему Shagrath не смог принять участие в его записи?

R: В то время он был чем-то занят, я даже не могу вспомнить, чем именно, так что у него не было возможности поучаствовать. А мы не могли перенести этот концерт, поскольку, начиная с точной даты выхода альбома, график уже был распланирован надолго вперед. Конечно, было бы здорово, если бы он смог поучаствовать, но он не смог.

T: Если не ошибаюсь, у него там были какие-то семейные дела, которые он не мог отменить. Вот мы и решили пригласить Snowy Shaw на роль Мефистофеля, и получилось, надо сказать, отменно!

Как вы сошлись с Snowy Shaw? Насколько я знаю, он был занят в Dream Evil…

R: В действительности мы сошлись с ним потому, что Dream Evil выступал у нас на разогреве в Японии (смеется).

Вы обещали, что лимитированное издание будет включать в себя нечто вроде фотобуклета. Как обстоят дела с этим?

R: Да, лимитированное издание будет слегка отличаться от обычного: там больше фотографий, различных фотографий и бонус-трек “The Pendulous Fall”. Также там есть DVD с видео “Ghost Opera” и с заснятым на видео процессом создания этого клипа, который был абсолютно фантастическим. Там могло бы быть кое-что еще, но я не уверен. И, конечно, упаковка очень и очень привлекательна.

Я знаю, что Conception воссоединились. Не могли бы вы рассказать об этом? Собираетесь ли вы издавать что-либо?

R: Да, мы воссоединились два года назад. Мы отыграли четыре концерта, один из них – в
Kamelot
Америке. Мы по-прежнему остаемся очень добрыми друзьями. Не думаю, что мы что-либо выпустим вместе с Conception, потому что это займет слишком много времени, а я в настоящее время очень занят в Kamelot. Кроме того, я удовлетворен деятельностью Kamelot как в музыкальном, так и в лирическом аспектах. Но посмотрим, быть может, в один прекрасный день… (смеется)

Может, это типичный вопрос, но тем не менее, хочу тебе его задать. На всех буклетах вы никогда не указываете авторов музыки и текстов, а лишь пишете "Вся музыка и тексты сочинены Kamelot". Не могли бы поведать чуть больше об этом рабочем процессе? Вы сочиняете материал отдельно друг от друга или работаете над ним все вместе?

R: Вообще мы сочиняем музыку вместе с Thomas'ом. Я пишу большинство текстов. Но каждый участник группы может внести свой какой угодно вклад, особенно в плане текстов. У каждого из участников есть свои мысли по поводу лирики, заголовков композиций. Но музыку мы сочиняем вместе с Thomas'ом.

T: Хороший вопрос. Да, в основном, музыку и тексты пишем мы с Роем. Тексты пишет Рой, но иногда бывает так, что многие идеи для песен исходят от меня, а воплощает все это в жизнь Рой. Все зависит от каждой конкретной песни.

Давай обратимся к твоему голосу, Рой. Не мог бы рассказать об уроках, которые ты брал? Ты думаешь, что они сейчас помогают тебе?

R: В течение одного года я изучал классическое пение в музыкальной школе. По прошествии этого времени куча народу убеждало меня продолжить учебу, поскольку они якобы чувствовали, что у меня к этому талант. Я начал брать уроки у норвежской оперной певицы – одной из трех по-настоящему знаменитых норвежских оперных див. Она увидела во мне некий потенциал, и мы действительно вознамерились готовить меня для поступления в норвежскую оперную школу, которая набирает студентов раз в три года, по специальности "оперное пение". Но в то же самое время я основал упомянутую тобой Conception. И на определенном этапе певица сказала, что мне придется выбирать между группой и оперным пением. Конечно, исполнение песен в подобной группе диаметрально отличается от репертуара оперного певца. Это намного грубее для голоса, нежели классическое или оперное пение.

Как вы работаете над своим имиджем на сцене? Вы отвечаете за это? Заблаговременно ли вы работаете над своей походкой, жестами, а также костюмами?

T: Нет-нет! Нет специального человека, который бы прорабатывал с нами все жесты и движения. Такие вещи решает вся группа. Имидж группы, костюмы и само представление – все решаем мы сами.

R: Конечно, костюмы продумываются и подготавливаются заблаговременно, потому что для нас очень важно то, как мы выглядим на сцене. Но в настоящее время то, как я себя веду и что делаю на сцене, на самом деле не является сознательным процессом. Я всего лишь пою и стараюсь думать при этом как можно меньше. Это что-то, что идет очень-очень естественным путем. Это тип личности, который развивался на протяжении лет, это не есть сознательная вещь. Я лишь даю свободу своему голосу и телу! (смеется) Когда я пою, то предоставляю себя исполняемой песне.

Не задумывались ли вы об открытии российской версии вашего веб-сайта, как, например, это сделали Manowar?
Kamelot


R: Ой, я не знаю, потому что веб-сайт – это малая толика, находящаяся вне зоны нашей ответственности. В группе происходит столько всего, что уследить за всем абсолютно невозможно. Я знаю, что у нас есть французская, немецкая и японская версии сайта. Если кто-то в России согласится взять на себя ответственность за это, то почему бы и нет! Пока что мы это не обсуждали, но, возможно, после концерта в Москве эта тема будет пересматриваться.

T: Конечно, было классно иметь веб-сайт в каждой стране, которую мы посещаем! Но я согласен тут с Роем, что должен быть кто-то, кто бы согласился взять на себя ответственность за это, кто бы стал этим всерьез заниматься, потому что объем работы тут и правда большой. Взять для примера наш официальный сайт – не так-то и легко обновлять его часто. И еще, проблема может возникнуть с разноязычным форумом, например.

Есть ли у вас какие-либо мысли по поводу сольного проекта?

R: Я бы с радостью. С созидательным творчеством и композициями проблем нет, вопрос лишь во времени и энергии. Kamelot – настолько энергоемкий и отнимающий время процесс, что у меня нет желания создавать сейчас что-либо. Kamelot – это куча работы, большое количество турне, ворох моих идей связан с Kamelot. Я определенно чувствую художественную и музыкальную потребность в сольном творчестве, но не могу найти на это время и силы. Может, после “Ghost Opera” я сделаю что-нибудь. Посмотрим.

Sasha Paeth работает с вами уже длительное время. Каков его действительный вклад в музыку? Вы довольны тем, как он работает с вами?

R: Его главная функция – быть "вторым мнением" и "третьим ухом". Иногда он говорит: "Так, это должно быть вот так, а вот это могло бы звучать лучше, если…" Иногда ему не нравится вектор мелодий или что-то еще, так что мы вместе размышляем над тем, как мы можем улучшить то или это. Он рафинирует исходный материал. Он добавляет в музыку большое количество аранжировок, что чрезвычайно важно. Также нам очень помогает Miro. Мое программирование клавишных гораздо примитивнее, чем это должно быть в конечной версии, которая делается в студии, во время заключительной аранжировки, производимой Miro. Я, Miro и Sasha – хорошие друзья, все, что мы делаем, является работой большой команды, мы взаимодействуем друг с другом в различных ситуациях и пытаемся достичь наилучших результатов. И до тех пор, пока группа продолжает развиваться и пока интересы участников коллектива совпадают с моими интересами и Томаса, у нас нет причин для изменений.

Давайте поговорим о вашем сравнительно новом участнике - Oliver Palotai. Как вы с ним познакомились?

R: По-моему, через концертного администратора, так как раньше он играл с Doro, да и сейчас играет. Сперва он исполнил несколько сольных партий на пианино во время рекорд-сессии, но все аранжировки по-прежнему сделал Miro. Но потом Oliver все больше и больше стал втягиваться в Kamelot, в том числе и в плане сочинительства песен. Он написал пару композиций, но для включения их в “Ghost Opera” было уже слишком поздно. Но прежде всего он вляется очень хорошим дополнением к нашей концертной программе. И, конечно, такой группе, как Kamelot, нужен клавишник, а Oliver очень и очень талантлив, особенно в области классической музыки. У него оч
Kamelot
ень хорошие познания в этой сфере. Также он очень техничный музыкант и одновременно очень хороший исполнитель. А в личном плане он – тот, кто всегда находится рядом, чтобы в случае чего прийти на помощь.

T: От Оливера мы слышали много положительных и даже восторженных отзывов о России, и здорово, что наконец-то у нас появилась возможность приехать.

Вы отправляетесь в турне с Leaves’ Eyes. Liv Kristine участвует в вашей программе. Не думали ли вы о совместной записи некоторых композиций?

R: На самом деле нет. Они всего лишь разогревают нас во время этого турне, это всего лишь прелестный набор команд для фэнов. Аудитория слегка различается, но тем не менее они все восприимчивые. Давайте поглядим, что произойдет в будущем, но у нас нет четких планов приглашения ее для участия в записи альбома в качестве гостевого музыканта. Нет.

T: Ну можно было бы попробовать записать с ней что-нибудь, но на альбоме нет песни, которая подходила бы к ее голосу.

А почему не они разогревали вас в Москве?

Брать целый “комплект” или нет, решает промоутер. Я не знаю, почему российский промоутер не захотел, чтобы нас разогревали Leaves’ Eyes. Но надо сказать, что такое было не только в Москве, подобная ситуация была, например, в Дании и где-то еще, точно не помню.

Не расскажете о KMI Entertainment? Что это за организация?

R: Это американская компания, которая, как ты знаешь, является чисто формальной организацией – готовит для нас счета-фактуры и прочую формалистику.

Каковы ваши планы на будущее, на время после этого турне?

R: Мы будем гастролировать на протяжении двух месяцев. Планируется, что это будет турне по всей Европе и Канаде, которое пройдет в августе-сентябре. Затем в октябре мы вернемся в Европу (Великобритания, Испания, Франция, Голландия) и также посетим Японию. После этого у нас есть кое-какие планы по поводу Южной Америки и турне на следующую весну. Всегда что-то происходит, так что будьте уверены, что в ближайшем будет много Kamelot'a! (смеется)

T: Ты знаешь, на данный момент у нас нет никаких конкретных планов. У нас впереди много турне и много новых стран, а ведь это всегда очень волнительно и в то же время интересно бывать в новых странах. Естественно, нам бы хотелось, чтобы везде были аншлаги! И конечно же, нам хочется делиться своей музыкой с бОльшим количеством людей!

Вы объездили с Kamelot множество стран, так что можете сравнить публику. Какая аудитория вам понравилась больше всего? И хватает ли у вас времени на осмотр достопримечательностей?

R: Трудно сказать. Каждая страна по-своему особенна. В середине апреля мы были в Сербии и это было по-настоящему здорово! Мы были там впервые, люди знали наши песни и это был фантастический опыт. Но каждая публика замечательна и на самом деле среднестатистический фэн Kamelot – очень преданный человек.

T: Что же касается достопримечательностей, то все зависит от каждой конкретной страны. Конечно, я стараюсь осмотреть город, в который приезжаю впервые, как это было, например, в Будапеште или Стокгольме не так давно. И естественно, уходит какое-то время на то, чтобы заснять на видео и сфотографировать то, что мне всегда хотелось увидеть. Я встаю рано и иду на осмотр достопримечательностей, когда это только возможно. Или я могу взять такси до центра… Я люблю знакомиться с новыми культурами.

И пара слов для российских фэнов.

R: Я жду концерта в Москве! Надеюсь, что эта ночь станет незабываемой!

T: Спасибо за вашу поддержку! Мы всегда хотели побывать в России! И я надеюсь, что 18 июня не будет нашим последним концертом у вас!

Выражаем благодарность Максиму Былкину за организацию этого интервью

Интервью и расшифровка материала Ксения "Wolfin" Хорина
Перевод с английского Ксения "Wolfin" Хорина и Павел "Rem" Максимкин
Вопросы также придумывал Blindman, The Scarecrow
24 июн 2007
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 3060




/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

1997-2020 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом