Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Phlebotomized



Мечты о чем-то большем



Prologue
История тяжелой музыки знает немало прекрасных групп, которым судьбой было предначертано слишком быстро прекратить свою деятельность из-за отсутствия должного понимания их творчества, плохого менеджмента или многих других факторов. Многие из тех героев давно забыты, но есть и такие, которых помнят и любят до сих пор. Одним из подобных талантливых, но сильно недооцененных коллективов была голландская дум-дэтовая группа Phlebotomized. Наверное, половина всех фэнов тяжелой музыки знает их превосходный альбом 1994 года «Immense Intense Suspense». Но, как это не странно, в Интернете практически отсутствует сколько-нибудь подробная информация о тех, кто стоял за этой музыкой, гроулом, атмосферой… Прошло уже 10 лет с тех пор, как эти голландские ребята общались с прессой по поводу своего коллектива. И вот теперь Darkside.ru с гордостью представляет еще одно интервью из раздела ретроспективы. Дамы и господа, приветствуем Денниса, Тома и Лоренса!
Phlebotomized
Расскажите немного о себе. Есть ли у вас братья или сестры? В какой части Голландии вы родились? Может быть, вы захотите что-то добавить из вашей биографии, что будет интересно нашим читателям…

Деннис Геестман (вокал): Я родился в Роттердаме, и у меня есть сестра. Всю жизнь я прожил в Спайкниссе, но 4 года назад переехал. В данный момент я живу в Шонховене, где я работаю на добровольных началах в небольшом местном концертном зале De Bastille (www.debastille.com). На жизнь я зарабатываю, будучи маркетинговым аналитиком. Я коллекционирую музыку (винил – это супер!), и каждый год я смотрю «живьем» как минимум 100 групп. Более того, я хожу в кино, театр и музеи, а также играю в новом коллективе Тома под названием Held. Еще одной моей страстью является бельгийское пиво.

Том Палмс (гитара): У меня также есть сестра, и я тоже родился в Роттердаме. Я жил в Спайкниссе, а сейчас живу в очень маленькой деревушке под названием Х’Вельд Гиессендам. Я даю уроки игры на гитаре и этим зарабатываю на жизнь. За последние несколько лет у меня были сотни учеников. Музыка – это моя страсть, моя постоянная работа, и мне это очень нравится. Металл – все еще часть моей жизни. Я счастлив в браке, и мы обязательно дадим жару с Деннисом в нашей новой метал-банде Held.

Лоренс Пейн (ударные): Итак, меня зовут Лоренс Пейн и мне 34 года… Когда мы только начинали играть, мне было 14, Тому - 16, а Патрику (Ван дер Цее, бас-гитара) - 16. Я родился в Брюсселе в 1972 году. Моя мать шведка, отец англичанин, а сам я живу в Голландии. (Улыбается). У меня есть младшая сестра, но она старше меня по духу, если вы понимаете, что я имею в виду… В данный момент я играю и пою в двух группах: My Every Thought, исполняющей нечто вроде альтернативного рока, металла, эмо и т.д., а также в коллективе под названием LP Blues Band, который является блюзовой кавер-группой. Мы исполняем множество песен Вилли Диксона, одного из моих самых любимых блюзовых авторов (это очень весело, поверьте!).

Давайте начнем с того момента, когда вы впервые стали слушать рок и металл. Что вас сподвигло на это? Какие пластинки первыми попали к вам в руки? Какие концерты стали первыми в вашей жизни?

Лоренс: Когда я еще ходил в школу, я слушал рок- и металл-группы первой половины 80-х, таких как Bon Jovi, Europe, Scorpions, Iron Maiden, Metallica, Anthrax, Slayer, Nuclear Assault, Holy Terror и т.д. Позже вся сцена стала намного тяжелее благодаря таким коллективам, как Naplam Death, Autopsy, Carcass, Morbid Angel, Death, Nocturnus… Мы хотели играть некую смесь из всего этого – именно так мы представляли себе «наш» вид тяжелой музыки. Я помню, как то ли в 1988, то ли в 1989 году мы видели Morbid Angel и Napalm Death в ходе их самых первых туров. Потом мы также видели «живьем» Death и Autopsy, когда они играли турне в поддержку «Leprosy» и «Severed Survival» соответственно.

Том: Первой пластинкой, которую я послушал, была Kiss “Alive II”, и она имела для меня эффект разорвавшейся бомбы. Немногим позже я стал слушать Motorhead, AC/DC, Iron Maiden и Metallica (“Master of Puppets” – одна из самых любимых моих записей вообще). На свой первый в жизни гиг я пошел вместе с Лоренсом. Это был концерт группы Wehrmacht в Роттердаме. Я прекрасно помню этот концерт, потому как огромный скинхед изо всей дури засветил мне в лицо.

Деннис: Первыми синглами, которые я приобрел, были “The Final Countdown” Europe, “Walk This Way” Aerosmith/Run DMC и “Wasted Years” Iron Maiden. Это было в 1986 году, и мне было 11 лет. Я стал диким фанатом Iron Maiden. Я до сих пор люблю их, что означает, что сейчас я фанат с 20-летним стажем! Первым концертом, на который я пошел, был Psychotic Waltz на фестивале Dynamo Open Air 1991 года. Мой друг Джорди Миддлбош (гитара) сказал мне, что идет на этот фестиваль со своими друзьями, и я пошел с ними. Так я познакомился с Лоренсом, Патриком и Барри (вокал) из Phlebotomized. Через несколько недель я побывал на первом в моей жизни концерте Phlebotomized в нашей школе. Джорди присоединился к ним спустя несколько месяцев, а я – спустя три года…

Когда вы решили стать музыкантами? И почему ваш выбор пал именно на тот или иной музыкальный инструмент? Кто оказал на вас наибольшее влияние как музыкант? Есть ли у вас музыкальное образование?

Том: Я начал заниматься музыкой в 15 лет. Для меня металл всегда ассоциировался с громкими гитарами, и именно поэтому я решил играть на этом чертовом инструменте. Через четыре года я поступил в консерваторию в Роттердаме и окончил ее в 2002 году. Самое большое влияние на меня оказали: Кирк Хэммет из Metallica, Адриан Смит из Iron Maiden и Джо Сатриани.

Деннис: Я нигде не учился, меня вела страсть кмузыке. Когда я еще был совсем ребенком, я записывал целиком радиопрограммы. Я всегда хотел играть на гитаре, но так и не выучился. Маартин Пост (скрипка) из Phlebotomized как-то попросил меня прийти и исполнить вокальные партии в группе Ploink, где он играл на басу. Это был 1993 год, и мы тогда отлично проводили время. Я прекратил свою деятельность в рядах Ploink, когда присоединился к Phlebotomized. Наибольшее влияние на меня оказали два «гроулера» – Ник Холмс (Paradise Lost) и Крис Райферт (Autopsy), хотя я сомневаюсь, что мой вокал очень уж похож на их. Я до сих пор с огромным удовольствием слушаю ранние релизы Paradise Lost и Autopsy. По моему мнению, Autopsy по-прежнему лучшая дэт-металлическая группа за всю историю жанра!

Вопрос Тому и Лоренсу. Как и когда произошло ваше знакомство?

Том: Мы встретились по дороге в Берлин. Мы оба поехали учиться в одну и ту же школу. Уже в то время Лоренс слушал всякую «тяжесть». В 1988 году я любил Metallica, Maiden, Slayer и Megadeth, тогда как Лоренс слушал Napalm Death, Nuclear Assault, Possessed. У меня просто «крышу снесло»! Мы постоянно тусовались вместе во время той поездки. Всем было ясно, что мы сдвинуты на одной почве, и я думаю, с этого момента мы поняли, что будем тусоваться вместе и дальше.

Лоренс: В 1988 году для школьников часто организовывали поездки в крупные города Европы, например, Лондон, Париж, Рим. Также была возможность поехать и в Берлин, который в то время все еще был разделен на Восточный и Западный, и именно поэтому я решил поехать туда. Я считал, что это путешествие будет наиболее запоминающимся. Именно там я и встретился с Томом. Нам обоим нравилась тяжелая музыка, так что мы обменялись своими музыкальными записями. Уже потом к нам пришла идея создать что-то свое. И хотя Том только начал музицировать, я был не против и согласился сыграть на ударных… Спустя какое-то время мы стали издавать нашу музыку на компакт-дисках. Неужели это возможно? Чудо?! Том учился игре на классической испанской гитаре и сейчас зарабатывает на жизнь преподаванием. Я пытаюсь вслушиваться в музыку, но у меня
Phlebotomized
нет такого знания теории, как у Тома. Я стараюсь подходить к музыке на более интуитивном уровне.

Когда вы решили создать группу? На какие группы вы хотели быть похожими?

Том: Лоренс и я создали группу в марте 1989 года. Вместе с бывшим другом, который играл на басу, мы создали Bacterial Cancer. Название придумал Лоренс. Немногим позже мы выгнали басиста и взяли на его место Патрика. Он дружил с Лоренсом, и через какое-то незначительное время мы тоже сдружились. Так появился костяк группы. Мы играли втроем полтора года. Песни “Devoted To God”, “Subtle Disbalanced Liquidity”, “Tragic Entanglement” и “Desecration of Alleged Christian History” – все были написаны в то время. Больше всех на нас повлияли Napalm Death, Autopsy, Paradise Lost, Morbid Angel, Metallica, Maiden (мелодии рулят!), а также хардкорные и кроссоверные команды из-за их чистой агрессии.

Вскоре после создания группы ее название изменилось на Bacterial Disease. Почему? В какой стилистике вы тогда играли? Было ли что-нибудь записано в то время? И кто занимал место у микрофонной стойки?

Том: Первоначальное название было Bacterial Cancer, но после того, как один из наших знакомых умер от рака, мы решили стать Bacterial Disease. Лоренс придумал и это имя. Мы исполняли чистую агрессию - громко, быстро, в общем и целом, это был просто шум. Был ли он хорош? Нет, не был, но нам было все равно. Мы просто хотели играть! Мы ничего не записали. Конечно же, у меня сохранилась парочка репетиционных кассет, но я никому не позволю их слушать. На некоторых песнях пел Патрик. Мой вокал был на “Subtle”.

Много ли времени прошло до того, как вы решили сменить название на Phlebotomized? Почему вы выбрали именно это слово, и какое значение вы в него вкладывали?

Том: Мы сменили имя на Phlebotomized в конце 1990 года. Оно звучало клево и наворочено, и, как мне кажется, олицетворяло музыкальное направление, в котором мы двигались в тот период. Мы набрались опыта, стали лучше играть на инструментах и поняли, что нам нужна своя, ни на кого не похожая группа. По-другому и быть не могло. Лоренс стал нашим «мозгом» по части текстов по двум причинам: во-первых, он мог очень хорошо выражать свои мысли в текстовой форме, а во-вторых, его родной язык – английский. Так что в плане грамматики среди нас ему не было равных. Мне всегда казалось, что его тексты наполнены глубоким смыслом. Он думал о том, что мне никогда даже в голову не приходило! Что касается названия: это снова была его заслуга, а мы приняли его и поняли, что именно так должна называться наша группа. Что оно значит? Вскрытие вен.

Когда в ряды коллектива пришли Барри Шуер (вокал) и Бен Куак (клавиши)? Где вы с ними познакомились? Играли ли они в других группах до того, как стали участиками Phlebotomized?

Том: Бен и Барри стали участниками группы друг за другом. В конце 1990 года мы искали вокалиста. А после того, как мы послушали альбом Nocturnus “The Key”, мы поняли, что нам будет нужен еще и клавишник. Я встретил Барри в школе, после того перешел в параллелльный класс. Он был диким фэном Obituary, и конечно же, поначалу он звучал точно как Джон Тарди. Я просто ушам своим поверить не мог. Я сообщил ребятам, что нашел вокалиста. Мы порепетировали и сошлись во мнении, что он может стать нашим фронтменом. Я много репетировал вместе с Барри, и через какое-то время у него выработался тот самый монструозный вокал. Бен был другом Лоренса. Он вообще не слушал тяжелую музыку, но мы наверстали упущенное, вручив ему кучу винилов и компактов тех групп, которые слушали сами. Уверен, что его родители были просто счастливы, что их сын с нами связался! Как Барри, так и Бен нигде не играли до нашей группы.

Ваше лого придумал человек по имени Майк Чанг. Не могли бы вы немного рассказать о нем – кто он такой, и как вы с ним познакомились?

Том: Это знакомый Лоренса, но нам он был абсолютно не интересен. Он не играет никакого значения в истории группы. Мы, конечно же, благодарим его за то, что он нарисовал наш логотип, но больше о нем ничего и не скажешь. Да, пока не забыл. На альбоме “Immense Intense Suspence” есть песня “Dubbed Forswearer”. Так вот, она была “срисована” с этого Майка.

Почему вы начали поиски второго гитариста? Много ли времени прошло, пока вы не нашли Джорди? Расскажите, как все было.

Том: Музыка Phlebotomized всегда имела две составляющих: тяжесть и мелодика. Наибольшее влияние на меня оказали Metallica и Iron Maiden. Они и до сих пор влияют на меня. Мастерство гармонии – это то, что я всегда хотел привнести в мою музыку. Лоренс тоже экспериментировал с мелодиями, а потом и с вокалом. В нашей музыке нам нужен был как тот, кто смог бы добавить тяжести в наш звук, так и тот, кто мог бы играть мелодии и гармонии, которые писали я и Лоренс. И мы нашли человека, у которого были обе этих составляющих. Им стал Джорди. К счастью, он ходил в ту же школу, что и мы, так что, в конце концов, нашу группу можно назвать школьной.

Известно, что сразу после того, как Джорди стал полноправным участником коллектива, вы записали некую демо-кассету. Но нет абсолютно никакой информации о том, что это за материал! Было ли у демо название? Материал чем-то отличался от второго демо “Devoted to God”? Присутствовали ли там песни, написанные еще во времена Bacterial Disease?

Том: Перед тем, как Джорди стал играть с нами, мы записали один из наших концертов. Он никогда не выходил официально. Вообще, мы выпустили всего одно демо – “Devoted To God” (1992). Джорди на нем тоже не играл. Его первой записью с Phlebotomized была семидюймовка “Preach Eternal Gospels” (1993).

Когда вы записали “Devoted To God”? На буклете к демо и на заднике EP “In Search Of Tranquility” написано одно и тоже – “Записано в «Het Pand», Влаардинген, с 29 февраля по 2 марта 1992 года. Продюсирование и сведение: Фритц ван Мурик и Phlebotomized”. Вы действительно сделали обе эти записи в одно и то же время, или у меня неверная обложка к демо?

Лоренс: Это одна и та же запись!

Деннис: Там одинаковые треки. Треки на стороне «A» демо и есть тот материал, что вышел на 7”. Однако, треки, которые вышли на виниле, звучат немного по-другому – клавиши слышны гораздо лучше. Может быть, эти треки прошли ремастеринг?

Обложку “Devoted to God” делал Марсель Моленаар. Это он же делал артворк для всех релизов до “Immense…”? Почему вы выбрали именно его?

Том: Марсель был моим другом. Потом он тусовался с группой, потому как стал большим нашим фанатом. Он был очень креативным человеком, чьими идеями группа могла воспользоваться.

Если я правильно понял, “Het Pand” – названи
Phlebotomized
е студии, в которой вы записывались. Судя по всему, это был ваш первый студийный опыт. Какие воспоминания остались у вас о тех сессиях? Вы записывались, используя стандартную схему, или как-то по-другому?


Том: Да, в тот раз мы впервые записывались в студии и уже тогда знали, что это не должен быть наш последний раз. Сама запись прошла просто замечательно. Все отношения в группе строились на дружбе, так что мы отлично проводили время. Прямо на наших глазах музыка эволюционировала от идеи, возникшей в чьей-то голове, до трека, который можно послушать на магнитофоне. Мечта стала явью. Что же касается процесса записи, то что ты имеешь в виду под стандартной схемой? Как и большинство метал-банд, мы всегда записывали сначала ударные и ритм-гитары, потом добавляли бас, вторую гитару, клавиши, соло, делали сдвоенные гитарные треки, и потом уже вокал.

Кто такой Фритц ван Мурик? Почему вы решили работать с ним, и, может быть, он работал над какими-нибудь другими известными записями?

Том: Студия Het Pand находилась в одном из соседних городков. Мы знали, что у Фритца был опыт работы с метал-группами, а для нас это был самый важный критерий. И мы не жалеем. Мы сделали правильный выбор, потому что с ним мы чувствовали себя как дома. У Фритца было четкое понимание того, как мы хотим звучать. Это было очень важно для меня, потому как я вообще мало что знал в то время. Он очень помог мне с моим звучанием по части тяжести и чистоты.

А что вы можете рассказать о Диане Лес, чей женский вокал присутствует на демо?

Том: Это была девчонка из школы, которая сильно любила металл, что в то время было достаточной редкостью для нашего района. Она носила только черное. Вообще, она производила неизгладимое впечатление - рост примерно метр-пятьдесят и очень высокий голос. После записи мы ее больше никогда не видели, так что она, сама того не зная, вошла в историю. Мы по-прежнему говорим о ней, хотя прошло 14 лет… (Смеется).

В разделе благодарностей на вкладке к демо написано: “Спасибо всем семьям участников группы за их неустанную поддержку, несмотря на то, что они считают, будто мы играем полную чушь”. Они правда так думали? Изменилось ли их отношение по прошествии определенного времени?

Лоренс: Нет…

Том: Нашим родителям вообще не нравилась наша музыка, но спустя какое-то время они стали гордиться тем, чего мы добились с нашим шумом.

Деннис: Мои родители всегда меня поддерживали. Может быть, немного сдержано, потому как они явно боялись, что моя учеба пострадает из-за участия в группе. Музыка им не особо нравилась, но они всегда с удовольствием слушали мои байки из жизни коллектива.

Вы рассылали демо на всевозможные лейблы. Какая была реакция? Почему вы выбрали Cenotaph Records? И честно говоря, не очень понятно, что для вас делал “Malodorous Mangled Innards Records” из Германии. Это было просто подразделение Cenotaph, или они занимались дистрибуцией?

Деннис: Откликов на демо было много, а Cenotaph были первыми, кто предложил контракт на запись EP. Но почему-то после того, как EP “Preach Eternal Gospels” был записан, Cenotaph не смог его выпустить. Не помню, почему. Несколькими месяцами ранее MMI Records выпустил 7-дюймовку “In Search Of Tranquility”. Она пользовалась популярностью, и мы захотели, чтобы MMI выпустили и “Preach…”. Не думаю, чтобы между Cenotaph и MMI была какая-то связь.

Вы не знаете, каков был тираж “In Search Of Tranquillity”? Он вышел только на красном виниле?

Деннис: Было напечатано 3000 штук, и да, это были только красные винилы. Это был единственный виниловый релиз Phlebotomized. Жаль, мне, как коллекционеру пластинок, очень хотелось бы иметь все наши альбомы на виниле.

Все треки с демо “Devoted to God” позже были выпущены на “Preach Eternal Gospels” и “Immense Intense Suspense”. Претерпели ли они какие-то изменения?

Деннис: Первоначально “Preach Eternal Gospels” планировался как 7-дюймовка. Но треки были слишком длинными и просто не помещались на таком формате, так что мы выпустили их на CD. Но потом мы подумали, что три песни – это достаточно мало для компакта. Таким образом, MMI просто добавили к материалу два трека с демо-кассеты. В то время мы сами поняли, что эти две песни не попадут на первый альбом. Для “Immense Intense Suspense” мы перезаписали “Subtle Disbalanced Liquidity”, “Desecration of Alleged Christian History”, “Devoted To God” и “Tragic Entanglement”. Мы решили это сделать, потому как считали их лучшими нашими песнями, и они еще не выходили в CD-формате. К тому же, на демо были их не лучшие версии.

В августе 1992 года вы снова сели в студию для записи нового материала. К тому времени Phlebotomized превратился в септет. В новом составе вы записали мини-альбом “Preach Eternal Gospels”. Но почему он был выпущен только в 1993 году?

Деннис: Повторюсь, что первоначально его должны были выпустить Cenotaph. Прошло какое-то время, пока они поняли, что не смогут это сделать. Потом прошло еще какое-то время, пока его смогли выпустить MMI, потому как, естественно, это не входило в их первоначальные планы.

Давайте теперь поговорим о концертных выступлениях. Когда и где состоялся ваш первый гиг под названием Phlebotomized? Вы разогревали кого-то? И вообще, расскажите, как вы, ребята, все помещались на сцену? (Улыбается).

Лоренс: Первый концерт был на фестивале «Cultural Devastation Day» в клубе «Ring van Putten» в 1991 году.

Том: Я уже точно не помню сейчас первый наш концерт. Мы выступали вшестером, и дело было, по-моему, где-то в ноябре 1991 года в местной пивной «Tex Mex». Сразу после выхода демо мы выступали с Therion, Samael, The Gathering, Obtruncation и Anathema.

Деннис: Нам не всегда удавалось помещаться всем на сцену. Я помню, как-то мы играли в бельгийском городе Гент. Сцена была настолько маленькой, что нам пришлось встать в четыре ряда, друг за другом: 3 ряда по два музыканта и Лоренс сзади! Но концерт был супер. И не только сцена была мизерной, так и там еще были и очень низкие потолки. Создавалось впечатление, что стейдждайверы ныряли с потолка!

В моей коллекции есть интересная концертная запись, датированная 8 февраля 1992 года. Запись явно не любительская, сделанная через звукорежиссерский пульт, и называется она «Неизданная официальная концертная кассета». На ней четыре трека: «Subtle Disbalanced Liquidity», «Befalling of Our Celestial Emperor’s Adversary», «Tragic Entanglement» и «Devoted to God». Общая длина 28 минут. Расскажите мне, насколько это все правда. Вы действительно записывали ваше выступление с целью выпустить его в качестве «концертн
Phlebotomized
ого альбома»?


Деннис: Да, мы записали этот концерт. Некоторые считают эту запись первым демо Phlebotomized, но это не так. Есть только одно демо, и оно называется “Devoted to God”. Эта запись была сделана в нашем родном городе в начале 1992 года (хотя на официальной странице Деннис дает немного другую информацию - 04-07-1991 - Hardrock Party @ Demi Sec (Spijkenisse, NL) – прим. авт.). К тому времени у нас уже было много фанатов в самом городе Спайкниссе и в его окрестностях, но никакой музыки в записанном виде у нас не существовало. Эта кассета была выпущена для тех наших почитателей. Мы размножали кассеты и делали артворк сами. Всего было сделано 50 кассет. Это настоящий релиз от Phlebotomized, но не официальный. Мы никогда не использовали его в качестве промо для журналов. Мы просто сделали подарок наших фэнам.

А что случилось с песней «The Befalling Of Our Celestial Emperor’s Adversary»? Почему она так и не вышла ни на одном официальном релизе?

Деннис: «The Befalling...» была нашей самой неинтересной песней. Мы решили не записывать ее на демо, потому что остальные треки были куда лучше. После выхода демо мы больше никогда ее не играли...

Расскажите, насколько часто вы играли «живьем»? Какова была посещаемость? Я знаю, что в последующие годы вы играли более длинные сеты, в которые добавляли кавера на “Eternal” (Paradise Lost) и “Breaking the Law” (Judas Priest). Я не могу не сказать, что мне очень нравятся, как вы их сделали. Это были настоящие кавер-версии, а не просто перепевки. А играли ли вы еще какие-то кавера?

Деннис: Мы какое-то время играли “Paranoid” Black Sabbath. Мне очень нравится Black Sabbath, так что это было круто. Но любимым кавером был “Thumb” Kyuss. На меня очень сильно повлиял альбом “Blues for the Red Sun”, и он стал одной из главных причин смены стилистики на “Skycontact” (1996). Во время репетиций мы частенько играли (кусочки из) “Detroit Rock City” (Kiss), “Standing In Blood” (Nocturnus), “Zombie Ritual” (Death). Просто ради смеха… По-моему, их мы никогда не исполняли на концертах.

Том: “Zombie Ritual” мы один раз все-таки сыграли.

Барри ушел в январе 1994 года. Почему это произошло? Сколько времени у вас ушло, чтобы найти Денниса?

Лоренс: Нет, Барри ушел после концерта в Мангейме (18 декабря 1993 года – прим. авт.)

Том: Уход Барри – это печальная история. К сожалению, причина кроется в большом споре между мной и Барри относительно того, что он сделал во время одного из концертов. На следующем концерте после ухода Барри “Eternal” спел Деннис, но он тогда не рассматривался как будущий вокалист. Мы пробовали много кандидатур, но все они были ужасны. Деннис был одним из самых больших наших фэнов, и он просто выходил из себя от злости, что мы не могли найти подходящую замену вокалисту. Я думаю, что это больше всего вдохновило его на то, чтобы выжать из себя все, на что он способен, и он преуспел – сам стал нашим фронтменом.

Деннис, насколько хорошо ты был знаком с творчеством Phlebotomized до того, как стал участником группы? Тебе нравилась их музыка? Тяжело ли было занять место Барри? Пытался ли ты повторить его манеру исполнения, или же ты делал то, что считал нужным и более верным?

Деннис: На самом деле, да. Я был их фанатом номер 1! Я всюду за ними ездил. Я продавал их мерчандайзинг, выступал в качестве роуди, иногда помогал со звуком, но в основном, я просто постоянно тусовался с ними и курил их травку! (Смеется). Я думаю, что я видел их концерты столько же раз из зала, сколько я потом видел их со сцены. Кстати, стать участником группы было не так уж и просто. Барри был моим другом, и как бы сильно я ни хотел стать их вокалистом, я чувствовал, что это будет не совсем правильно. Тем временем Phlebotomized нашли нового вокалиста. В то же время моя дружба с Барри тоже дала трещину. И вот что получилось: я не стал вокалистом группы, в которой я так мечтал играть, и мои отношения с другом сошли на «нет». И как только новый вокалист не оправдал надежд ребят, я схватил микрофон и выложился по полной. Конечно, поначалу я копировал Барри. Я знал группу, в частности, по его манере пения, но в скором времени я нашел свой голос, артикуляцию и стиль, которые отличались от его манеры, и спел по-новому.

Итак, в июле 1994 года вы сели в студию «Beaufort» для записи дебютного альбома “Immense Intense Suspense”. Именно благодаря этой пластинке мир знает о вашей группе. А вы сами довольны результатом записи? И если вам сейчас представилась такая возможность, вы бы что-нибудь поменяли?

Деннис: Я по-прежнему очень горд нашей работой на “Immense…”. Это лучшее, что выпустила группа за годы своего существования. Phlebotomized были тогда в наилучшей форме, с очень позитивным настоем. Мы все думали в одном направлении и пребывали в уверенности, что будем лучшими. Конечно же, на альбоме есть, что подправить. В конце концов, звук не был совсем наш – не настолько тяжелый, насколько мы ожидали. Мастеринг просто испоганил первоначальный звук, который продюсер Хэн Швагерман-старший вырулил для нас. В паузах всегда слышен какой-то шум, на всей записи присутствует небольшая реверберация, которая появилась в процессе мастеринга. Именно это послужило причиной того, что Хэн и двое ребят из группы присутствовали при мастеринге следующего диска “Skycontact”. Много лет спустя, когда наши друзья из группы NomeSane записывались в «Beaufort», Хэн сделал нам копию с мастер-кассеты, и мы были в шоке от того, насколько велика была разница.

В одном из интервью Деннис сказал, что ваш материал никогда не имел окончательного варианта, и то, что вы записывали, было просто отражением того, как вы видели свою музыку в данный момент времени. Не означает ли это, что каждый раз, когда вы выступали «живьем», вы немного изменяли свои композиции, добавляя или удаляя что-то, в зависимости от того, как вы чувствовали, что они должны звучать в тот самый момент?

Деннис: Да, абсолютно точно! Ну, конечно, песни не изменялись полностью от концерта к концерту, но каждые несколько месяцев мы вносили некоторые изменения в структуру, как например, дополнительные брейки или небольшие риффовые или темповые вариации. Нам постоянно приходили новые идеи, так как мы репетировали каждую неделю.

А что вы можете сказать про Хэна Швагермана-старшего? Как с ним работалось?

Деннис: Хэн – отличный человек, гуру, первоклассный парень, с ним ты не напрягаешься, но я не могу сказать, что у него легкий характер, он прямолинейный, но справедливый. Я научился у него очень многому. Напомню, это была моя первая работа в студии. Он делал так, чтобы я расслабился, и давал мне время для того, чтобы разработать голос. Перед начало
Phlebotomized
м записи он просил, чтобы я примерно час гроулил и кричал – по его словам, это было необходимо, чтобы правильно настроить аппаратуру. Но на самом деле, он просто давал мне возможность разогреть мои связки и расслабить нервы. Хэн прекрасно понимал, насколько важен был вокал для альбома, и ждал от меня наилучшего исполнения. Конечно, жаль, что он не был так строг со мной во время записи “Skycontact”, потому как достаточно много вокала было записано, как будто, в спешке.

Конечно же, мы не можем не поговорить о том, что делает общее впечатление от альбома просто превосходным, а именно об оформлении, автором которого значится некий Йохем Булт. Почему ваш выбор пал именно на него? Вы решили поручить ему создание артворка, потому что знали его предыдущие работы? И вообще, как вы думаете, какую идею Йохем хотел донести через обложку вашего диска?

Лоренс: Мы сами все еще пытаемся это понять…

Деннис: Я лично не помню, чтобы когда-нибудь общался с ним лично. Хотя уже после выхода альбома мне сказали, что он был на одном из наших концертов. Я не знаю, что он хотел сказать тем, что нарисовал, так как мне лично не представилась возможность у него об этом спросить. Для меня этот рисунок олицетворяет спокойствие перед бурей, тревогу ожидания перед надвигающимся безумием. Тот момент, когда ты чувствуешь, как шевелятся волосы на твоих руках, а сердце нервно стучится от страха.

Альбом был выпущен лейблом Cyber Music. Некоторые источники утверждают, что это подразделение Massacre Records – так ли это? Вы были удовлетворены тем, как они работали?

Деннис: Я не думаю, что между Cyber и Massacre существует прямая связь, хотя, если я не ошибаюсь, Massacre потом делала промоушн “Skycontact” в Германии. Нам не нравилось, как работали Cyber. Мы выбрали их, потому что они дали нам возможность воплотить наше мечты: записать альбом, который мы хотим, во время, которое нам было необходимо. Это они сделали, и за это им моя вечная благодарность. Но они могли бы раскручивать нашу группу и получше. С правильно построенным промоушном мы могли бы продать намного больше пластинок. В два или три раза больше, это абсолютно точно.

Один из журналов о тяжелой музыке назвал в 1994 году две самые перспективные метал-группы того времени – это были вы и Cradle of Filth, про которых и говорить нечего, все и так все о них знают. Вы чувствовали в этот период, что становитесь более и более известными?

Деннис: Вот так заявление! У тебя не осталось лишнего экземпляра этого журнала? После выхода “Immense…” мы пребывали в прекрасном расположении духа. На альбом приходили прекрасные рецензии, как от голландских изданий, так и из других стран, особенно из Италии. Мы выступали почти каждые выходные. Нас впервые позвали сыграть в Бельгии. Мы дали тучу интервью, и, что самое главное, мы получали отличные отзывы от фэнов. Но, как мне кажется, никто из группы никогда особо не думал о том, что мы будем играть в «первом дивизионе» с такими группами, как Cradle of Filth.

Насколько много вы гастролировали в поддержку альбома и вообще за всю историю группы? Какова самая большая аудитория, перед которой вы когда-либо выступали? Вы играли в каких-либо других странах помимо Голландии и Германии?

Лоренс: В Бельгии!

Деннис: Мы отыграли бОльшую часть концертов в период между сентябрем 1994 и концом 1995 годом. Были уикэнды, когда мы играли по два-три шоу подряд. Мы играли в Бельгии и однажды даже оказались во Франции, когда искали клуб в бельгийском городе Поперинге. Однажды нам предложили выступить в Италии, но это было достаточно сложно в организационном плане. Мы выступали на нескольких фестивалях перед аудиторией, наверно, человек 500, но обычно на наши концерты приходило человек 80-150. Перед выходом “Immense…” мы разогревали Samael, Anathema, Therion и The Gathering. После выхода “Immense…” мы всегда были хедлайнерами, а жаль. Для нас самих было бы лучше, если бы мы разогревали более крутые команды. Несмотря ни на что, мне приятно вспоминать те гиги, которые мы играли с Obtruncation, Polluted Inheritance и Evisceration. И конечно же, после выхода “Immense…” о временах, когда Phlebotomized выступали перед восемью людьми, можно было забыть.

В 1994 году группу покинули Патрик и Маартин. Почему это произошло? Сложно ли было продолжать без них?

Деннис: Патрик ушел в 1995 году, а Маартин – в 1996. Патрик не мог больше совмещать работу и концерты, а Маартин понял, что больше не может вносить свой вклад в общее звучание группы. Мне очень грустно вспоминать обо всех расставаниях, даже об уходе Барри. Нам так и не удалось впоследствии найти им адекватные замены: у нас больше не было постоянного басиста (хотя я думаю, если бы группа не распалась, наш последний бас-гитарист Ивар должен был бы стать постоянным участником). Нам так и посчастливилось найти такую сценическую личность и такого прекрасного повара, как Джорди, и у нас больше никогда не было такого промоутера, каковым был Барри. Маартин особенно запомнился нам за юмор и то музыкальное влияние, которое он оказал на нас: именно благодаря нему мы начали слушать такую музыку, как Kyuss, Pink Floyd, Smashing Pumpkins, Арво Пярт и многих других. И хотя у всех тех, кто покинул группу, были на то свои причины, очень жаль, что это все-таки произошло. И конечно же, своим уходом все они – ненамеренно – внесли «свою лепту» в окончательный распад Phlebotomized. Магия угасала с каждым покидающим нас музыкантом.

Некоторые источники утверждают, что Джорди также ушел из группы, но в буклете к “Skycontact” говорится, что он участвовал в записи этого альбома. Как все было на самом деле?

Деннис: Джорди играет на каждом нашем альбоме (кроме концертной кассеты и демо). Еще до начала записи “Skycontact” он решил покинуть Phlebotomized, но все-таки остался, чтобы записать диск. Уже до начала студийной работы мы нашли ему замену в лице Питера, но решили дать Джорди записать свои партии, и, конечно же, мы написали про это в буклете. Вообще, Джорди должен был быть на групповых фото к “Skycontact”. Это бы поставило все точки над “i” для фэнов и было бы правильным по отношению к самому Джорди.

Следующим и последним в истории группы релизом стал альбом “Skycontact”, вышедший в 1997 году. Расскажите, почему у вас ушло так много времени на его выпуск?

Деннис: Альбом был записан летом 1996 года. Но когда запись закончилась, у нас еще не было ни обложки, ни буклета. На их подготовку ушло несколько месяцев, и диск вышел только в феврале 1997 года. Других причин, почему все так затянулось, я не припомню, но я уверен, что они были.

Я знаю, что уже в 1995 году вы играли, по крайней мере, одну песню с этого диска – “I Lost My Cooki
Phlebotomized
es in the Disco". Кстати, объясните всем, кто не знает, откуда взялось такое необычное название этого трека?


Деннис: “I Lost my Cookies in the Disco” была первой композицией, которую мы написали после выхода “Immense…”. Ее название - это метафора, и я попробую объяснить, откуда она у нас появилась. Нашим тур-менеджером была низкорослая индианка, которую все звали Паппи, и она была просто мастером по части прикольных фразочек типа “Изрыгайте огонь из задницы! Так мы сэкономим на спичках!” К этой песне у нас не было названия, но нам всегда казалось, что ее странный основной рифф отлично подходил под размер песенки Коржика (Cookie Monster – прим. авт.) «Me Lost Me Cookie in the Disco» из сериала «Улица Сезам». Паппи тогда рассказала нам, что “to lose your cookies” (от англ. – потерять печенье) на американском сленге значит «метать харчи». Дискотека для нас служила метафорой для обозначения мира, в котором мы живем. В дополнение ко всему тексты об эскапизме, придуманные Лоренсом, отлично подходили под общую идею. Я в свою очередь немного поработал над текстом к средней части песни, и мы так и оставили рабочее название.

Почему в этот раз вы делали сведение и продюсировали CD сами?

Деннис: Совсем незадолго до этого Хэн купил небольшой микшерский пульт с «Cubase», который позволил нам (на самом деле, спасибо Бену за это) записать и свести все самим. Хэн, конечно, давал нам советы, но большую часть времени он ковырялся в своем «Ягуаре».

Говорят, что у вас было немало предложений на выпуск “Skycontact”, но вы снова отдали предпочтение Cyber Music, и это, в конце концов, привело к распаду группы. Вы сожалеете о том решении или же считаете, что все произошло так, как должно было?

Деннис: Мы хотели подписать контракт с другой компанией, и скорее всего, ей должна была стать Displeased Records. В свое время Cyber воплотил наши мечты в явь, выпустив дебютник, но не справился с дальнейшими задачами по увеличению нашей популярности. Мы подписали тогда с ними контракт на один альбом и планировали впоследствии искать другой лейбл. Однако, Cyber нашли в контракте лазейку, позволяющую им оставить нас у себя на еще один альбом, и нам пришлось сдаться. И да, это одна из причин, которые привели к «кончине» группы.

Лирическая составляющая на альбоме сильно отличалась от того, что мы слышали на ранних демо. У вас просто изменились взгляды относительно религий, или же у вас поменялось мировоззрение, или же вы просто решили привлечь внимание более широкого круга слушателей?

Деннис: Что касается моих текстов, то я не религиозный человек, так что любой текст, связанный с религией, который выходил из-под моего пера, был или фантастикой, или же показывал мое отношение к определенным аспектам религий. А в этот раз я не очень-то хотел про это писать. Лирическая концепция изменилась от «холодных» объективных наблюдений того, что творится в мире, к более «теплому» участию в происходящем (т.е. нашим личным эмоциям), и это подвигло меня на описание моих собственных разочарований, связанных с современным обществом, в частности, в песне “I Lost My Cookies in the Disco”. Лоренс, пошел еще глубже, например, в треке “Dizz-tanze” он пишет про своего отца, а в “I Hope You Know” - о несчастном случае, который он спровоцировал. “Sometimes” – это стихи, написанные отцом Тома, который покинул этот мир незадолго до начала записи “Immense…” На самом деле, песня “Gone…”, последний трек с “Immense…”, уже показал это изменение в настроении нашего творчества… Эта песня имела ту же текстовую концепцию.

Лоренс: Все становятся старше. Я дам тебе знать, когда это произойдет со мной, ладно? (Смеется). Если серьезно, то я пережил достаточно сложный период, когда ты вдруг осознаешь, что жизнь – это чудо, и я просто потерял интерес к ужастикам и прочей ерунде (я просто не мог к этому больше серьезно относиться). Я хотел описывать то, что меня хоть как-то взбодрит и развеселит, мне хотелось отражать в текстах личные переживания… Несмотря на все трагические и печальные события, которые со мной происходили, а возможно, и благодаря им, я нашел в себе силу поверить, что есть кто-то или что-то, у кого есть сила воскресить во мне жизнь. В темноте мы ищем свет… До сих пор во мне идет борьба между добром и злом. Я знаю, что я не такой уж хороший человек, но я надеюсь и верю, что измениться может каждый. Я надеюсь на лучшее, а не на худшее. С меня хватит!

Я не знаю НИ ОДНОЙ другой группы, которая подошла бы настолько же необычно к идее «скрытого» трека, как это сделали Phlebotomized. Я почти уверен, что большинство тех, у кого есть диск “Skycontact”, не имеют ни малейшего понятия о существовании инструментальной композиции “Dizz-tanze”, которая является на компакте треком номер ноль. Кому в голову пришла такая интересная идея?

Деннис: Ребята, которые делали мастеринг, сказали, что это технически возможно, а мы в тот момент как раз выкинули из основного трек-листа альбома одну песню. С вокалом на “Dizz-tanze” у нас ничего не получилось, так что мы решили сделать эту композицию инструментальной. “Dizz-tanze” была одним из ключевых треков на “Skycontact”. Она «открыла двери» многим изменениям в нашей музыке. И поэтому мы были очень рады, что она все-таки попала на диск.

И еще раз расскажи, что вы хотели сказать оформлением и, собственно, названием “Skycontact”? А логотип вы изменили для того, чтобы показать ваше развитие?

Деннис: Нет, лого мы поменяли, потому что многие жаловались, что его невозможно прочитать. Мы наблюдали, как на метал-ярмарках для того, чтобы прочитать название группы, народ начинает крутить диск в руках. Это значит, что логотип надо как-то менять, вот поэтому мы и сделали себе новый. Обложку для “Skycontact” рисовал местный художник Габриель Гресси. Мы приехали к нему и рассказали о том, что за альбом записали. Не думаю, что он использовал для вдохновения нашу лирику. Мне кажется, что больше всего ему пришлась по душе идея музыкальной эволюции (ребенок?) и тот факт, что наша музыка многослойна (небо / вода?), и что некоторые вещи, например, тот же дополнительный трек, про который мы говорили, были спрятаны (скрытый образ кошки). Первоначальный рисунок был немногим больше буклета для CD. Это был очень точный миниатюрный рисунок. Я очень горжусь, что мы попросили тогда Габриеля сделать нам артворк.

А сейчас очевидный вопрос – что привело к распаду группы? И когда именно это произошло?

Деннис: Группа развалилась летом или осенью 1997 года. Мы устроили собрание и решили прекратить совместную деятельность. До этого мы никогда не устраивали собраний, и как мне кажется, это была наша ошибка. Проблемы никогда не выносились на обсуждение, и теперь, когда нам пришлось их обсудить, мы неожиданно
Phlebotomized
поняли, насколько сильна была разница между нами. Есть два пути для того, чтобы жить с кем-то счастливо: обсуждать все проблемы сразу по мере их появления или не обсуждать их вовсе.

У вас было что-нибудь написано для следующего диска?

Деннис: У нас была готова одна песня. Не припомню уже ее название. Мы играли ее дважды «живьем» перед тем, как группа приказала долго жить. Мы работали над другими треками, и их стилистика снова отличалась от предыдущего материала. Они были более короткими и более «по существу». Риффы стали более тяжелыми, хотя и более запоминающимися, а ритмика стала чуть ли не танцевальной. Что-то близкое к Prong.

Вы когда-нибудь думали о воссоединении? Как вы думаете, будут ли остальные бывшие участники заинтересованы в хотя бы одном концерте или, может быть, даже в записи нового альбома?

Деннис: Нет. Для меня все реюнионы – это полный отстой. Я не видел пока ни одного нормального реюниона, кроме возрождения Black Sabbath, которое было действительно супер. Джорди и Ивар (наш последний басист) частенько поговаривали о том, чтобы воссоединиться и дать пару-тройку концертов, но ведь ты согласишься со мной, что предложения должны поступать группе, а не группа должна восстанавливаться и спрашивать у всех вокруг, это вообще интересно кому-нибудь или нет? Я с большим наслаждением буду вкладывать силы в мой новый коллектив Held. Я все так же время от времени встречаю Тома, Лоренса, Бена и Маартина. Да и Руби вижу – он был нашим звукорежиссером, водителем автобуса и гуру по части травки. Его авторству принадлежит раскладка буклета к дискам “Immense…” и “Skycontact”. В прошлом месяце вместе с Лоренсом и Руби я был на концерте Depeche Mode, с Беном отрывался на Deerhoof, а сегодня день рождения Маартина, так что я вечером к нему заеду. На прошлой неделе я случайно встретился с Питером на концерте Radiohead. С Иваром и Джорди я постоянно общаюсь в сети, на форумах и т.д. Каждую неделю я играю с Томом на репетиционной базе Held, и, конечно же, особенно приятно, что мы тусуемся не только на репетициях, но и после можем пойти и пропустить по отличному бельгийскому пивку или сходить в кино. А уж про чемпионат мира по футболу 2006 года я вообще молчу - думаю, что мы посмотрим не одну игру вместе. Вперед, Голландия, вперед!

Знаете ли вы, чем сейчас занимаются бывшие участники Phlebotomized? И если вы сами играете где-то, расскажите про свой коллектив?

Деннис: Я играю с Томом в группе Held. Мы собрались, чтобы играть спид-метал, но уже сейчас в нашем сете есть пара среднетемповых номеров. Тем не менее весь материал чертовски тяжелый. Он не такой экспериментальный, как Phlebotomized, но на то есть простая причина. Если слушать только металл, как мы это делали в начале 90х, вас просто начинает тошнить от прослушивания одной и той же фишки снова и снова, и вам хочется сделать что-то, что будет выходить за рамки. В наши дни мы не ограничиваем себя металллом, но когда нам очень хочется, мы врубаем что-нибудь старенькое-«добренькое». А все экспериментальные фишки, которые я придумываю, приходят ко мне после прослушивания музыки других жанров. Когда я слушаю металл, я хочу только «жечь»! Мы также играем несколько каверов, например, “Brain Death” (Nuclear Assault), “Infernal Death” (Death), “Surprise! You’re Dead” (Faith No More) и “Post Mortem” (Slayer).

Лоренс: Может быть, в будущем у нас получится сделать общий концерт с участием всех наших новых групп: Held (Том и Деннис), My Every Thought (Лоренс), One Shot / One Kill (старая группа Денниса, отличные наши друзья!!!). Джорди раньше играл на ударных (!!!) в коллективе Second Chance. Бен, Маартин и Патрик давно не делают ничего по части музыки, но кто знает, может быть, все изменится!

Вопрос Лоренсу: в 1991 году в качестве вокалиста ты присоединился к Obtruncation. Что тебя толкнуло на это? Ты участвовал в двух группах сразу? Ты записал с ними только одно демо?

Лоренс: Они репетировали на одной базе с Phlebotomized. Мне нравилось, что они делали. Однажды я в шутку сказал, что могу гроулить, и через неделю я уже спел для них пять песен. Им понравилось, и меня приняли в ряды группы. В то время я полагал, что очень круто быть злобным и обожать хоррор, но через какое-то время я понял, что иду против своей природы. У меня выработался своего рода комплекс вины за то, что я так много и сильно оскорблял бога, но, видимо, я был настолько раздосадованным и разгневанным, что продолжал играть с ними… Мои родители развелись, когда мне было 10 лет, и это навсегда оставило на мне свой отпечаток. Сейчас мне легче с этим справляться, но «шрамы» остались. Пару лет я участвовал в двух группах, но потом ушел из Obtruncation. Я не имел ничего личного против них, просто я понял, что это не мое…

Деннис: У нас было много совместных концертов с Obruncation, так что бедному Лоренсу приходилось выступать дважды за один вечер… Это его вокал звучит на их дебютнике “The Callous Concept” CD…

Что бы вы поменяли в прошлом, если бы у вас была такая возможность?

Лоренс: Все…

Деннис: Первая реакция - ничего! Время с Phlebotomized было классным. Я бы не хотел ничего менять. Вторая реакция: очень многое! Пока я отвечал на твои вопросы, многое вспомнилось…

Том: Я бы изменил период 1996-1997 годов. Я был слишком занят своими личными проблемами. Я не хотел слушать о проблемах, которые были в группе, и я по сей день жалею об этом, так как я все дальше и дальше удалялся от первоначальной идеи, которая стоит перед музыкантами, играющими в группе – классно проводить время с друзьями. Участие в Phlebotomized – это самое большое достижение за всю мою музыкальную карьеру, и я хотел бы воспользоваться возможностью и поблагодарить тех ребят, которые, возможно, прочитают это: Лоренса, Патрика, Бена, Джорди, Маартина, Денниса и Руби. Спасибо!

И в заключение, скажите пару слов тем, кто помнит вас и вашу музыку, и у кого все еще теплится надежда однажды послушать новый альбом Phlebotomized.

Лоренс: «Всегда пытайтесь добиться своего! Пробуйте, и у вас получится!» Удачи…

Том: Я хотел бы поблагодарить всех, кто отрывался под нашу музыку. Спасибо, что вы находили время слушать наши диски. Мы записали не самый легкий для прослушивания материал. Так что, спасибо всем нашим фанатам за то, что не забываете про нас! Пусть память о Phlebotomized никогда не умрет.

Деннис: Огромное вам всем спасибо! Вечная благодарность всем тем, кто поддерживал группу, приходил на наши концерты или покупал пластинки. Пожалуйста, не надейтесь на воссоединение, но и не обходите вниманием наши новые группы. Если вы ищите информацию по Phlebotomized или хотите купить наши диски, заходите на www.myspace.com/Phlebotomized. Это сайт, посвященный группе… Я поместил на нем много информации о группе, а так же там вы найдете линки на сайты наших новых групп. Оба наших полноформатника до сих пор можно купить – у меня «завалялась» маленькая коробочка с дисками… И конечно же, спасибо тебе, Феликс! Было чертовски приятно снова отвечать на вопросы интервью, почти через 10 лет после распада группы!

Трибьют-сайт Phlebotomized: http://www.myspace.com/Phlebotomized

Выражаем благодарность Ивару, Перри и Джорди за неоценимую помощь в организации интервью.

Интервью и перевод с английского: Феликс Яковлев
Весна-осень 2006 г.
5 дек 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать 2 )
просмотров: 8206




/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

1997-2020 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом