Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Axxis



Рай в черных тонах



Prologue
Немецкие мелодик-рокеры Axxis всегда отличались неуемным оптимизмом и невероятно «цепляющими» мелодиями, и поэтому, как только они пытались отойти от своего фирменного стиля, многие фэны были разочарованы. Но, с другой стороны, группе рано или поздно наскучивает штамповать похожие друг на друга альбомы, и в этом году Axxis решили удивить поклонников еще одним экспериментом – “Paradise In Flames” стал самым мрачным и тяжелым альбомом группы за всю ее историю. Тем не менее, фэнам не стоит волноваться, так как даже в новом материале без труда узнается прежний хорошо знакомый Axxis, просто «границы дозволенного» у группы стали немного шире. А подробнее о новом альбоме вам расскажет вокалист группы Бернард Вайсс…
Axxis на сцене уже около 20 лет. Как тебе в течение столь долгого времени удается не погасить в себе этот огонь – желание писать и исполнять музыку?

Хороший вопрос! (Смеется). Наш путь начинался в далеком 1989 году, и нам до сих пор очень нравится быть на сцене. Это же так здорово – жить, чтобы творить музыку, смотреть, что происходит с каждым альбомом, потому что каждый из них нас чем-то удивляет. Что может быть лучше, чем работать с музыкой, причем не только если ты музыкант, но и если ты пишешь для журнала или ставишь песни на радио. Так что мне очень повезло.

Какие периоды в истории Axxis ты бы назвал самыми трудными и, наоборот, самыми благополучными? Какой период был наиболее благоприятен для группы – 1980-е, 1990-е или же последнее десятилетие?

У нас было великолепное начало, потому что мы даже надеяться не могли на такой успех в Германии. Наша музыка попала, что называется, «в струю», в то время она была очень современной. Потом ситуация на сцене изменилась, появился гранж, и это нас немного дезориентировало, потому что мы уже не понимали, что считать металлом, а что – нет. Например, Nirvana – это хэви-метал или гранж? Для меня это был совершенно новый стиль, некий музыкальный гибрид. И в этой ситуации нам было очень сложно придерживаться своего собственного стиля. В то время у нас вышло два альбома, как раз навеянные новыми музыкальными тенденциями: “Matters Of Survival” (1994) и “Voodoo Vibes” (1996), два очень странных альбома, потому что собственно Axxis на них почти не было. Но после них мы решили снова вернуться к своим корням с альбомом “Back To The Kingdom” (2000), и сейчас у нас все снова замечательно. Да, за это время многое изменилось, появился Интернет, mp3 и еще куча всяких заморочек, но, тем не менее, мне очень нравится сегодняшнее время, оно напоминает наше начало. Труднее же всего нам было, пожалуй, в середине 1990-х.

Ваш последний диск “Paradise In Flames” является, пожалуй, вашим самым тяжелым альбомом. Почему вы решились на столь кардинальные изменения в своей музыке?

Я не знаю. (Хохочет). Мы вовсе не ставили перед собой цель написать хард-роковый или металлический альбом – мы просто писали песни. Так или иначе, в “Paradise In Flames” главное – песни. А то, что он получился тяжелее, вышло совершенно случайно. (Смеется).

Альбом еще не вышел, и поэтому тебе пока неизвестна реакция фэнов, но все-таки скажи, этим альбомом вы в первую очередь апеллировали к старым фэнам или же надеялись привлечь новых?

Посмотрим, как оно получился. Я живу ради музыки, и наиболее важной частью музыкальной деятельности для меня являются концерты. Axxis – концертная группа, и даже если альбом оказывается очень успешным, для меня это не так важно; концерты, «живые» выступления – вот что имеет настоящую ценность. Те моменты, когда мы выходим на сцену, поем свои песни и видим непосредственную реакцию фэнов. Да, во время записи альбома, в студии, мы находимся между собой в очень тесном контакте, но в эти моменты мы очень далеки от своих фэнов.

Помимо всего прочего, “Paradise In Flames” оказался и гораздо мрачнее ваших предыдущих работ, особенно это касается таких песен, как “Dance With The Dead” и “Take My Hand”. Скажи, насколько эта мрачность в музыке отражает события в твоей личной жизни?

У каждого альбома существует свое настроение, в этот же раз на него повлияли многочисленные политические проблемы – внешняя политика США, война в Ираке и все остальное. Поэтому наши песни стали более мрачными и мистическими. Но, с другой стороны, и на альбоме “Time Machine” (2004) были подобные песни, например, “Angel Of Death”. А на новом альбоме есть и баллада, так что на нем присутствует множество разных настроений, и, по крайней мере, он не скучен. Мне нравится играть настроениями, как мистическим и мрачным, так и радостным. Но на сцене Axxis все равно остается мощным, солнечным и позитивным. Поэтому люди и ходят на наши концерты – они хотят получить удовольствие и видеть, как мы сами получаем удовольствие от того, что делаем. Если вы внимательно послушаете “Dance With The De
ad” или “Take My Hand”, то поймете, насколько мощно они звучат «живьем». Так что я вовсе не считаю наш новый альбом мрачным; да, он более мистичен, и на нем больше клавишных, но на нем по-прежнему можно найти и мощные припевы и почти все остальные «фирменные» элементы Axxis.

Известно, что ты очень увлекаешься политикой и уже не в первый раз пишешь о войне, например, на Балканах или в Ираке. Скажи, на твой взгляд, насколько эти песни могут подтолкнуть человечество к тому, чтобы остановить все войны и жить в мире?

Должен сказать, что когда я пишу песни о войне, то отдаю себе отчет, что они вряд ли смогут что-то изменить в этом мире. Я просто выражаю свои мысли и чувства и помещаю их на диск. И в этом мое преимущество перед остальными – они сталкиваются с теми же проблемами, что и я, но я имею возможность написать об этом песню. На этом альбоме у нас есть песня о палестино-израильском конфликте, она называется “Don’t Leave Me”. В ней рассказывается о палестинском парне и израильской девушке, которые любят друг друга, но они находятся по разные стороны конфликта, и у них нет шансов быть вместе. Один израильский промоутер пригласил нас исполнить эту песню в Израиле вместе с израильскими и палестинскими музыкантами. Нам было очень приятно получить это приглашение, и, возможно, своим выступлением нам удастся открыть глаза хотя бы еще нескольким людям. Но не думаю, что мы сможем что-то кардинально изменить, мы можем только писать песни о том, что думаем и чувствуем.

На этом альбоме гораздо больше женских вокальных партий, нежели на “Time Machine”. Да и на большинстве промо-фотографий вокалистка Лакония изображена вместе с остальными участниками группы. Означает ли это, что она стала постоянным участником Axxis? И почему вы решили включить в вашу музыку так много женских партий?

Когда мы начали работать над альбомом, то поняли, что группе необходима свежая кровь, новые силы. Для меня очень важно не скатиться до постоянного самокопирования, я хочу, чтобы наш стиль легко узнавался, и в то же время, чтобы каждый альбом Axxis был непохож на предыдущий. На “Time Machine” мы сделали акцент на сдвоенные басовые барабаны и мощные риффы, в этот же раз мы хотели посмотреть, что будет, если мы будем использовать еще один голос. На мой взгляд, Лакония – одна из лучших вокалисток в Германии, и мы решили писать песни вместе с ней, так что для нас это был своего рода вызов, потому что мы не знали, что из всего этого выйдет. Лакония очень гордилась нашей совместной работой, потому что это могло помочь ей стать более известной в Германии. В середине 2006 года у нее выходит сольный альбом, так что это предложение было выгодно доля нас обоих – у нас в группе появлялась «свежая кровь», а для Лаконии это был дополнительный промоушн.

Возвращаясь к перестановкам в составе – что случилось с вашим басистом Куно Нимейером? И как в группе появился Роб Шомакер из Cyberya?

Куно получил предложение работать в Саудовской Аравии, и ему пообещали столько денег, что оставаться в Германии было бы просто глупо. Так что теперь на басу у нас играет Роб из группы Cyberya, и он нам подходит просто идеально. Может, Куно однажды и вернется в группу, до тех же пор у нас будет играть Роб.

Когда один музыкант уходит, и другой приходит, насколько все это меняет группу: как изменяется музыка, взаимоотношения в группе? Повлиял ли Роб каким-либо образом на “Paradise In Flames”?

Да, и это здорово. Любые перемены в группе всегда так или иначе отражаются на музыке. Если меняется вокалист, то это может очень сильно отразиться на группе, если же другой музыкант, то изменения будут не столь существенны. Но мы с Харри (Оллерсом, клавишником) работаем вместе уже 17 лет, и поэтому мне всегда интересно, когда в группе появляется новый человек, потому что он несет с собой новые идеи, он полон энтузиазма и дает группе новый толчок, что иногда бывает просто необходимо. Но новичок должен «вписаться» в группу, должен проникнуться ее духом, что далеко не просто, но я могу сказать, что на сегодняшний день я вполне доволен всеми своими музыкантами, потому что все они полны энтузиазма и любви к то
й музыке, которую мы играем. Когда-то они были просто фэнами Axxis, а сейчас играют в этой группе.

Кстати, вам удалось выяснить, что случилось с вашим бывшим ударником Ричардом Михальски? Мы знаем, что он пропал без вести, и что вы даже обратились в полицию за помощью, но не знаем, чем все это кончилось…

Никто не знает, где он был, когда покинул группу, я даже не знаю, почему он это сделал. Мы не знаем, где он все это время был, но нам известно, что у в течение пяти лет у него были серьезные проблемы с тяжелыми наркотиками. Сейчас мы его нашли, он находится реабилитационном центре и прикован к инвалидной коляске. Он не может ходить – его ноги ничего не чувствуют, зато кожа, наоборот, сверхчувствительна – если его коснуться, он закричит от боли, настолько у него повышена чувствительность. Он очень болен, и я не знаю, что с ним будет дальше. Он жив, и это хорошая новость, но он очень плох. Поэтому сейчас с нами играет Андре Хилгерс из Silent Force. Он отличный музыкант и прекрасно вписался в группу.

Помимо записи нового альбома вы также работаете над акустическим CD. Когда можно ожидать его выхода? И какие песни на него войдут?

Мы отобрали для него все песни, без которых уже сложно представить Axxis - “Kingdom Of The Night”, “A Little War” и многие другие, вплоть до альбома “Paradise In Flames”. Мы сейчас находимся на рубеже, когда уже можно подводить определенные итоги, и поэтому решили сделать этот музыкальный экскурс и посмотреть, что из всего этого получится. Это своего рода акустический best-of, но мы пока не знаем, когда он выйдет, все еще только в планах. Возможно, мы выпустим его вместо следующего альбома. Также сейчас мы работаем над DVD, но проблема заключается в том, что значительная часть видеоматериала у нас находится на видеокассетах, а оцифровать их все будет очень дорого. Как раз сейчас мы ищем компанию, которая захочет вложить деньги в выпуск этого DVD, и если мы такую найдем, то, возможно, он выйдет уже в обозримом будущем. Но ничего более конкретного я пока сказать не могу.

“Paradise In Flames” – второй ваш альбом, выпущенный AFM Records. Когда вы только подписали с ними контракт, в своих интервью ты говорил, что хотел бы, чтобы AFM уделяли больше внимания промоушну группы за пределами Германии. Как ты считаешь, насколько они в этом преуспели?

В прошлом нам удавалось сделать в этом направлении лишь микроскопические шаги. Когда мы были на EMI Records, мы были очень известны в Германии, с выступлениями же за ее пределами всегда возникали проблемы. Когда мы перешли на менее крупный лейбл, Massacre Records, нам впервые удалось выступить в Испании и Италии. Сейчас мы на AFM Records, и при их поддержке мы будем «разогревать» Helloween в Италии и Бельгии. Сейчас у нас появилась возможность понемногу, шаг за шагом, выходить на европейский рынок. Это очень дорого и трудно, но это приносит нам огромное удовольствие, потому что всегда здорово бывать там, где еще не был. Но, в конечном счете, с маленькими компаниями работать все-таки лучше, потому что в них больше энтузиазма, и они работают больше как фэны, нежели как бизнесмены.

7 января вы выступали на фестивале AFM, посвященному памяти бывшего главы этого лейбла Энди Аллендорфера. Ты не мог бы рассказать поподробнее об этом концерте?

Сначала я подумал, что это мероприятие организовано исключительно для AFM Records и близких у нему людей, но площадка оказалась забита под завязку, был полный аншлаг, что меня очень удивило. Когда Энди в прошлом году погиб, это было огромным шоком для всех нас, и поэтому когда нас спросили, не могли бы мы выступить на этом фестивале бесплатно, мы тут же согласились. После фестиваля нас переполняли противоречивые чувства – сам концерт был отличным, но также было тяжело, потому что пришлось общаться с вдовой и детьми Энди. Ох… Было очень тяжело!

Во время грядущего турне вам предстоит играть с такими разными командами, как Helloween и Krokus. А вообще, имеет ли для вас значение, с кем вы играете?

Мне нравятся обе эти группы, и концерты с обеими их них для нас очень важны. В свое вр
емя Krokus были очень популярны в Америке, Helloween же очень популярны в Европе сегодня. Совместное выступление с такими группами может привлечь нам новых фэнов из числа тех, что слушают несколько иную музыку.

У вас есть какие-то свои предпочтения, группы, с которыми вам больше всего нравится выступать?

Нет! (Смеется). Helloween – наши друзья, мы знакомы уже тысячу лет, а Энди Дериса я знаю еще со времен его работы в Pink Cream 69. У нас один и тот же менеджмент, а наш продюсер Деннис Вард является басистом Pink Cream 69, так что мы уже словно маленькая семья. С ребятами из Krokus мы лично не знакомы, мы знаем только, что это культовая группа, и что они были очень популярны лет 20 назад, но лично нам пока не посчастливилось познакомиться. Но, думаю, предстоящее турне исправит это упущение.

Пару лет назад вы написали песню (“The Battle Of Power”) для автомобильных гонок в Германии. Расскажи, пожалуйста, об этом поподробнее. Ты интересуешься «Формулой 1»?

Мы получили предложение от автомобильной компании SEAT, которые хотели представить свой автомобиль на гонках в Германии, эта машина называлась SupaCobra, и они искали группу, которая бы написала им для этого что-то типа гимна. Сначала эта песня планировалась только для гонок, но потом вдруг они решили использовать ее для рекламы на телевидении, а потом и на радио, что сработало нам только на руку. Все, кто уже успел о нас подзабыть, увидели, что мы еще существуем, что есть еще порох в пороховницах. И это очень помогло нам при раскрутке альбома “Time Machine”. Знаете, такой промоушн очень дорого стоит, но SEAT – очень большая компания и может себе такое позволить. Но, к сожалению, такие вещи случаются нечасто. Иногда, где-то раз в два года, нам предлагают написать музыкальное сопровождение для какого-нибудь рекламного ролика, потому что у нас есть своя студия, где я ко всему прочему еще продюсирую некоторые коллективы.

Создается впечатление, что все в твоей жизни завязано на музыке. А что ты делаешь в свободное от нее время?

Смотрю телевизор… (Смеется). Играю с дочкой… Да, я еще занимаюсь дайвингом! Если вы имеете в виду, какие у меня хобби, то я увлекаюсь дайвингом! Я ныряю везде, где только могу найти воду! (Дружный смех). Еще мне нравится кататься на мотоцикле, что удается нечасто, потому что в Германии очень дождливая погода, а ездить на мотоцикле под дождем не очень приятно. Но моим главным хобби все же является дайвинг, мне это очень интересно, потому что ведь под водой скрыт целый огромный мир, где царит абсолютная тишина, где даже нет музыки! (Дружный смех).

Будучи музыкантом, ты много времени проводишь в студии и на гастролях, но ведь у тебя есть жена и ребенок. Как тебе удается совмещать жизнь отца семейства и жизнь музыканта?

(Хохочет). Вам лучше спросить это у моей жены! Думаю, с этими проблемами чаще приходится сталкиваться ей! (Cмеется). Честно говоря, порой это бывает очень непросто. В прошлом году умерла моя теща, а я в это время был в турне. Годом раньше умер наш друг, и я в это время тоже был в турне. Подобные вещи всегда происходят, когда я в отъезде, и это, конечно, не очень хорошо. Но, в конце концов, может, именно поэтому мы с женой еще и не расстались – потому что не слишком мозолим друг другу глаза. (Дружный смех).

До Axxis ты играл в паре панковских групп. Не расскажешь поподробнее об этом периоде своей карьеры? И как случилось, что с панка ты переключился на мелодик хард-рок?

Да, вы правы, я играл панк, группа называлась Shift-In, другая же моя группа играла своего рода смесь панка и новой волны. Мне нравится энергия и мощь этой музыки, но вся проблема в том, что там почти нет мелодических линий, нет ничего запоминающегося, и поэтому когда я играл в этих группах, мне было немного скучно. Для меня гораздо интереснее написать просто хорошую песню. Знаете, очень непросто сочинить композицию трехминутного формата, которая бы запоминалась, которая была бы интересна людям, и работать на этом поприще было для меня своего рода вызовом, почему я и решил
кардинально сменить стиль. В самом начале, году в 1989-м, мы играли хэви-метал, сегодня же это, скорее, хард-рок, хоть сама наша музыка не столь радикально изменилась, просто границы жанров за это время стали намного более расплывчатыми. Axxis были одной из немногих групп, у кого были свои усилители, ряды гитар, стоящих вдоль стен, мне было 18 лет, и все это произвело на меня огромное впечатление. У них еще не было контракта, но они выступали везде, чуть ли не в каждом туалете, и мне это ужасно нравилось. Мне было 18 лет, у меня еще не было никакого опыта, и я взрослел вместе с Axxis. Для меня Axxis – это почти что семья. Да, в группе иногда бывают перестановки, но, в конечном счете, мы с Харри вместе уже 17 лет, - ни одна женщина не выдерживала со мной столько! Просто невероятно! Axxis для меня больше, чем просто группа, в которой я играю, для меня это стиль жизни.

Теперь пара вопросов о твоих старых песнях. “A Little Look Back” – очень необычная композиция: у нее очень оптимистичная мелодия, но в то же время текст у нее далеко не столь жизнерадостный. Ты не помнишь, как она была написана, и почему ты решил написать песню в столь неожиданной манере?

Мне нравится контраст между смыслом песни и ее музыкой. Я написал эту песню, когда у меня были очень непростые взаимоотношения с женой – я ее любил, но, тем не менее, наши отношения не складывались. Все, что бы я ни делал, ни к чему хорошему не приводило, что бы она ни делала, все было не так, но, даже несмотря на то, что мы очень любили друг друга. Мы были совершенно растеряны и не знали, в каком направлении нам дальше двигаться, и эта песня как раз и пытается это передать – у нее веселая мелодия и серьезный текст.

Еще одна замечательная песня – это “Why Not?!”. Что конкретно подтолкнуло тебя к ее написанию? Было ли это появление новых членов группы – Гвидо и Куни, или же что-то еще?

У нас в Германии есть замечательные друзья – группа Die Toten Hosen. Это панк-группа, поющая по-немецки, они очень популярны в Германии, гораздо популярнее нас. Эта песня – наше совместное с ними творчество… ну не совсем совместное, просто они вдохновили нас на ее написание. “Why Not?!” тоже повествует о моих сложных взаимоотношениях, о том, что любовь настолько многогранна, что ее сложно описать словами (смеется), поэтому я и написал эту песню. У меня всегда были проблемы с девушками, я уж не знаю, почему, но со всеми ними так трудно!.. (Дружный смех).

Еще одна любопытная песня – “Na Na Hey Hey Kiss Him Goodbye”. Это кавер, но она просто идеально подходит Axxis. Чьей идеей было сделать этот кавер?

Ну, что мне сказать? Это была моя идея! (Хохочет). Я давно знал эту песню, и был знаком с ее автором – он ставит мюзиклы в Германии. Как-то я его о чем-то попросил, и с тех пор мы поддерживаем отношения, и однажды я подумал: «Это идеальная песня для Axxis, потому что она веселая, она клевая, в ней потрясающая энергетика», и с тех пор, как мы ее выпустили, мы всегда завершаем ей наши концерты – она просто идеально для этого подходит.

А кстати, почему после альбома “Eyes Of Darkness” (2001) вы прекратили делать каверы?

Сначала мы решили, что не будем их делать, потому что мы не кавер-группа. Вообще-то я терпеть не могу каверы, потому что их делают все, кому не лень. Но иногда, если тебе удастся привнести в песню новый колорит, найти к ней неожиданный подход, получаются весьма удачные версии. На самом деле, у нас всего лишь два кавера – это “The Four Horsemen” Вангелиса и “Na Na Hey Hey Goodbye”. Мы не кавер-группа, для нас это был своего рода эксперимент – посмотреть на реакцию фэнов. Вот, собственно, и все.

И напоследок: скажи, есть ли у фэнов Axxis шанс увидеть вас в России???

(Смеется). Мы уже 17 лет на сцене, и за это время нам еще ни разу не представилась возможность выступить в России. Честно говоря, я даже не знаю, почему. Мы каждый год высылаем предложения российским промоутерам: «Не хотите ли вы, чтобы мы у вас выступили?». Но вся беда в том, что никто не знает, чего от нас ждать, какая будет отдача, и они просто боятся рисковать, боятся потерять свои деньги. Наверное, в этом главная причина. Мы часто сталкиваемся с этой проблемой за пределами Германии, новые страны всегда даются нам очень нелегко.


Выражаем благодарность Ирине Ивановой (CD-Maximum) за организацию этого интервью.

Интервью - Наталья “Lynx” Хорина, Ксения “Wolfin” Хорина
Вопросы также составлял Роман “Maniac” Патрашов
Перевод с английского – Наталья “Lynx” Хорина
17 января 2006 г.
25 фев 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 1147




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом