Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Korpiklaani



Лесные братья



Prologue
Клуб «Релакс» едва ли можно назвать идеальным местом для проведения интервью. И хотя мы пришли в клуб пораньше, еще до того, как он до отказа заполнился желающими послушать финских шаманов, впервые приехавших в Москву, какие-то панки делали в клубе сауднчек так громко, что мы с трудом слышали самих себя. А теперь прибавьте ко всему этому тот факт, что английский язык для членов Korpiklaani не родной, и вы без труда сможете себе представить, какой авантюрой оказалось это интервью. Тем не менее, эти финские фолк-металлисты настолько захватили наше внимание блестящими альбомами “Spirit Of The Forest” (2003) и “Voice Of The Wilderness” (2005), что мы во что бы то ни стало захотели пообщаться с ними… и пообщались. Вокалист и гитарист Йонне Ярвела (с посильной помощью других участников группы) рассказывает, что он думает о росте популярности своего коллектива, о буме финского фолк-метала, шоу-бизнесе и, конечно же, алкоголе.
Korpiklaani
Музыку Korpiklaani чаще всего относят к стилю “фолк-метал”. Но в самом начале, еще в детстве, что появилось в твоей жизни раньше – фолк или металл?

На самом деле, наша музыка - это как бы сочетание обоих элементов, и металл в ней так же силен, как и фолк. Но первоначально мы играли чистый фолк.

Твой отец и дядя поют на одной из песен с вашего последнего альбома “Voice Of The Wilderness”. А что они думают о Korpiklaani и в целом о твоей музыкальной деятельности?

Они гордятся нами. Кстати, они будут петь также и на следующем альбоме.

В Финляндии много металлических групп, вдохновленных традиционным фолком и использующих его элементы в своих песнях. Почему фолк так близок многим вашим музыкантам? У вас в Финляндии, случайно, в школах не преподают фольклорную музыку и культуру родной страны?

Да, в начальных классах ты изучаешь кое-какие народные песни. Но вообще фолк у нас в крови. Причина, по которой многие музыканты используют у себя в песнях фолк-элементы, заключается в том, что сейчас мы можем это делать. Теперь музыкантам, играющим металл, не надо больше быть “металлистами до мозга костей”, ты можешь быть тем, кем хочешь, у тебя есть возможность экспериментировать. В 1980-х это было невозможно, потому что все строго делилось на “металл” и “не металл”.

Достаточно интересный факт – в музыке Korpiklaani явно прослеживаются финские мотивы, а подписаны вы на австрийский лейбл. В чем причина? Неужели в Финляндии не нашлось лейбла, который заинтересовался бы вами?

Я думаю, такие были, просто Napalm Records оказались лучшими.

Насколько я знаю, с Napalm Records у вас контракт на четыре альбома. Тебе не кажется, что это слишком много? Такой долгосрочный контракт может тормозить развитие группы – Napalm, в конце концов, не самый большой лейбл, а пока не истечет срок договора, вам придется отвергать предложения от более крупных компаний…

Я думаю, очень хорошо, что мы именно на таком лей
Korpiklaani
бле, так как они обеспечивают нам хороший промоушн. На Napalm Records мы являемся одним из самых больших имен, а если бы у нас был контракт, ну, скажем, с такой компанией, как Sony, мы были бы там одними из самых маленьких. А Napalm Records очень в нас заинтересованы, они занимаются нами, делают промоушн и так далее.

Давай теперь поговорим о вашем последнем альбоме “Voice Of The Wilderness”. Можешь ли ты сказать, что тебе удалось воплотить в жизнь все идеи, что у тебя были? Или же ты сейчас думаешь: “Нет, к этой песне нужно было добавить вот это, а из той надо было все-таки убрать вот этот проигрыш…”?

Конечно же, после записи каждого альбома ты осознаешь, что кое-что можно было бы сделать и лучше. Но так бывает после каждого альбома, это неизбежно – сначала тебе кажется, что все здорово, а спустя какое-то время тебе попадается альбом, ты его переслушиваешь и думаешь, ”Какого черта мы так сделали?!” Но в целом, мы довольны результатом. Новый диск Korpiklaani – это еще одна маленькая победа, одержанная группой. И каждый альбом, записанный нами, очень много для нас значит и по-своему дорог нам.

А о чем ваша песня “Cottages And Saunas”? От кого вы хотите защитить ваши дома и сауны?

“Cottages And Saunas” написана по мотивам финского военного фильма «Tuntematon sotilas”. Некоторые строчки из песни – это прямые цитаты из фильма, только переведенные на английский язык. Например, среди таких цитат - фразы “Attack forward you Nordic boy,” “Fire to the balls” и “We eat iron and shit the chain”. Мне очень понравились эти слова, и они вдохновили меня на сочинение музыки и текста для песни.

Если говорить о текстах песен, особенно таких, как “God Of Wind” или “You Looked Into My Eyes” – ты сам придумываешь сюжеты или берешь за основу какие-нибудь финские легенды, старые сказки или что-то в этом роде?

Именно. Иногда я просто пишу все, что спонтанно приходит в голову (дружный смех), а иногда бывает так, что я сажусь и думаю: “Может, написать чего-нибудь?” Песни, кото
Korpiklaani
рые ты упомянула, фактически написались сами собой. Они как-то сами пришли мне в голову, мне же оставалось только перенести все на бумагу.

По правде говоря, меня несколько удивила песня “Beer Beer”, ведь финнов, как известно, больше прельщает водка. И когда ты слышишь песню, посвященную пиву, то ее автор в большинстве случаев родом из Германии, а не Финляндии. Пиво – это твой любимый алкогольный напиток?

Наш любимый вид алкоголя – бесплатный (дружный смех), но моя жена говорит, что мне не следует пить много водки, потому что от нее я становлюсь слишком злым. Да и хоровое пение после водки получается совершенно никудышным. (Смеется).

А ты уже попробовал русское пиво?

(очень довольным голосом) О да! (Дружный смех).

Первоначально песня “Beer Beer” появилась под названием “Vuola Lavilla” на альбоме “Shamaniac” (2001), который был выпущен еще под именем Shaman. О чем она была изначально?

О том же самом – о пиве.

А почему ты выбрал именно эту песню для римейка с Korpiklaani?

Потому что сейчас у нас есть Хиттавайнен, который играет на скрипке, а мы хотели, чтобы в этой песне обязательно присутствовала «живая» скрипка.

Лично для тебя Shaman и Korpiklaani – это две разные группы, или новая группа является как бы продолжением того, чем ты всегда занимался, просто под другим названием?

Это одна и та же группа. Разница лишь в том, что у Korpiklaani постоянный состав, а до этого мы были просто друзьями и о постоянном составе даже и не думали, для нас это было неважно. Сейчас все немного по-другому, у нас настоящая группа, и эта перемена была для нас тем ключевой, перед нами открылись новые горизонты. И смена названия тоже была так или иначе позитивной. Альбом “Spirit Of The Forest” был записан, уже когда мы сменили название группы. Этого, возможно и не случилось бы, но бывшие члены группы Angra из Бразилии создали еще одну группу Shaman, и, так
Korpiklaani
им образом, мы были вынуждены сменить имя. Но это была не просто смена названия – музыка тоже изменилась, если сравнить Shaman и Korpiklaani, да и язык текстов поменялся.

А вы играете песни Shaman на концертах Korpiklaani? Да и в целом, что ты думаешь о музыке, созданной во времена Shaman?

Мы играем некоторые песни, и они все еще здорово звучат. Хотя сейчас в нашей музыке гораздо больше металла. Дело в том, что я переехал из Лапландии, что на севере Финляндии, где я жил долгие годы, в другое место, и это очень изменило мою жизнь.

И у Shaman и у Korpiklaani очень часто менялся состав группы. В чем причина того, что столько людей приходит и уходит, и какое влияние все эти изменения оказывают на группу – позитивное или негативное?

Любая перемена позитивна для группы. Мы – крошечная группа, и мы не можем дать людям столько денег, чтобы те смогли содержать свои семьи. Поэтому нашим музыкантам приходится помимо группы заниматься чем-то еще, параллельно работать еще где-нибудь. Иногда работа становится для них важнее, чем группа, и они покидают Korpiklaani, потому что им нужно платить по счетам. И я могу их понять, потому что все мы становимся старше, некоторым из нас даже больше двадцати лет, у людей семьи и дети, которых нужно содержать. Группа отнимает у тебя уйму времени, но не дает столько же денег, поэтому другие вещи становятся для тебя важнее.

С Shaman у вас был потрясающий видеоклип на песню “Idja”. Где вы взяли съемки того волка, который в клипе играет чуть ли не главную роль? Ты сам снимал его?

Член нашей съемочной группы был знаком с человеком, который знал людей, которые смогли это сделать. Съемки этого волка были сделаны специально для видео.

Еще в одном клипе Shaman, который я видела, также присутствует волк. Ты считаешь, что ты лично или музыка Shaman имеет какую-то связь с этим животным? Почему ты так часто используешь этот образ?

Прежде всего, потому, что раньше мне часто снился волк, он то и дело в
Korpiklaani
озникал в моем воображении. Тогда для меня это было важно.

А сейчас?

А сейчас волки мне уже не снятся. (Дружный смех).

Еще один образ, который ты часто используешь в буклетах и видеоклипах - это древний символ шаманов и колдунов. Насколько я понимаю, этот знак можно часто видеть на камнях в Финляндии и на севере России. Но почему ты вдруг решил использовать его для своей группы?

Он имеет символическое значение и просто прикольно выглядит. Впервые я его увидел на какой-то драгоценности, это было что-то типа ожерелья, и решил купить его, потому что мне тогда подумалось, что выглядит эта вещица просто потрясно. Ожерелье было сделано в Лапландии серебряных дел мастером, и я решил, что оно слишком здорово выглядит, чтобы его упускать.

А почему ты вдруг заинтересовался пением йоик? И как ты научился так петь – ты занимался со специальными преподавателями, или же в Финляндии есть какие-то школы, где этому можно научиться?

Нет, в школах этому научиться нельзя. Все началось еще в детстве. Раньше я жил в Лапландии, а жители этой области всегда пели йоиком, когда пили, а поскольку они пили постоянно, то и пели они постоянно. Я всегда хотел научиться играть на каком-нибудь инструменте, а у них была акустическая гитара, и так я начал с ними играть. Затем мы с Маарен Айкио образовали дуэт Shammani-Duo. Неподалеку от нас был горнолыжный курорт, и им нужна была музыка для привлечения туристов. Мы отыграли там несколько концертов, потом мы стали играть там каждый день, и только спустя несколько лет мы решили сделать что-то самостоятельно. Не просто традиционный йоик, а нечто большее. Сначала это был Shaman, а потом уже Korpiklaani. Ничего не было спланировано с самого начала, это был естественный процесс, одно вытекало из другого.

Только что ты упомянул свой ранний проект Shamaani-Duo. Можно ли где-нибудь достать альбом этой группы? Может, есть какие-нибудь магазины, где можно было бы его купить…

На самом деле, его сейч
Korpiklaani
ас уже нигде не достать. Он выпускался крошечным лейблом.

Интересный факт – Shamaani-Duo распались, когда достигли пика своей карьеры, та же история была и с Shaman. Чувствуешь ли ты, что Korpiklaani - это последнее воплощение твоей группы, или же вполне вероятно, что, записав еще пару альбомов, ты решишь создать какой-нибудь другой проект вместо Korpiklaani?

Нет, я думаю, что других проектов не будет, и мы будем продолжать выступать под этим именем. Люди вокруг меня могут меняться, но я буду заниматься этим всю свою жизнь. Вот сейчас Али (перкуссия) концерт отыграет, и я его уволю. (Смеется).

В интервью нашему сайту Андре Матос из бразильской группы Shaman сказал, что ему бы очень хотелось видеть тебя в качестве приглашенного музыканта на одном из своих альбомов, если тебе это интересно. Что ты думаешь по этому поводу?

Классная идея! Я всегда открыт для подобного рода проектов. Скажите Андре, чтобы поскорее связался со мной! (Смеется).

Ты играл на втором альбоме Fintroll (“Jaktens Tid”, 2001) и совершил вместе с ними турне. А какие у тебя сейчас отношения с Fintroll?

Я встречаю их время от времени, если мы выступаем в одном месте, и все.

А насколько выступления в составе Fintroll отличаются от концертов с Korpiklaani?

Конечно же, очень сильно отличаются. В Fintroll я появлялся всего лишь на нескольких песнях, и это не была моя группа. Korpiklaani же для меня – это что-то свое.

А насколько отличается аудитория этих групп?

На самом деле, почти не отличаются. Мы друзья, и фэны обеих групп тоже друзья, по крайней мере, в Финляндии. Да и в Германии, я думаю, то же самое.

В сентябре прошлого года Korpiklaani впервые играли в России, но в очень странном месте – в Петрозаводске, городе, где иностранные группы крайне редко дают концерты. Почему вы поехали именно туда, и какие впечатления у вас остались от этого шоу?

Нас пригласили, и мы согласились. Там был фолк-фестиваль, а мы вообще готовы играть везде, куда бы нас ни позвали. Аудитория была просто потрясающей, но некоторые из нас немного перебрали… Мы больше никогда не будем так делать. (Дружный смех).


Выражаем благодарность Mendor’у (Amber’s Music) и Максу (R.M. Agency) за организацию этого интервью.

Интервью и перевод с английского - Ксения “Wölfin” Хорина
Вопросы также составляли Роман Патрашов, Сергей “Anklav” Иванов
Фото - Сергей “Anklav” Иванов
16 сентября 2005 г.
13 окт 2005
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 5045




/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

1997-2020 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом